СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ ЭСТОНИИ

Часть вторая. ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЗАПАД

А вы знаете, что Эстония по густонаселённости значительно опережает Россию? И лишь немного уступает США. Судите сами: средняя плотность населения в России – 8,4 человека на квадратный километр, в Эстонии - в 3,5 раза выше – 29,6, а в США – 33,1.

Однако, побывав несколько раз в Эстонии, поразился, как же мало здесь людей! И как же мало здесь машин! Трассы свободны, новичкам – раздолье. Лишь один раз мы увидели «пробку» на том участке трассы Нарва – Таллинн, где меняли асфальт.

По существу, Эстония – страна маленьких и очень симпатичных городков, плюс хуторов и небольших ферм. Ее общее население - 1,3 миллиона человек!

Из них 440 тысяч сосредоточены в "мегаполисе" - в Таллинне.

Еще 240 тысяч - в четырех "крупных" городах, вместе взятых: Тарту, Нарве, Кохтла-Ярве и Пярну.

Остальные 620 тысяч человек рассеяны по тем самым маленьким городкам и фермам.

Однажды нас пригласили на автобусную экскурсию Силламяэ – Хаапсалу. Силламяэ находится на восточном краю страны, Хаапсалу – на западном. Между ними - 280 километров.

Это весьма заметные, по эстонским меркам, города. В каждом из них живет по 1% всего населения страны.

В России такие города имели бы по 1,5 миллиона жителей.

В Эстонии же в сто раз меньше: в Силламяэ – 14 тысяч, а в Хаапсалу - и вовсе 11 тысяч человек.

Но удивительней всего, что многие из этих городков (исключая, конечно, Силламяэ, о происхождении которого я говорил в первой части) имеют очень древнюю историю. И, помимо того, там, действительно, есть на что посмотреть.

Тот же, казалось бы, микроскопический Хаапсалу ведет свое летоисчисление аж с ХIII века и сохранил немало следов былых времен.

А времена были лихие: я сбился со счета, определяя, сколько раз город менял свою государственную принадлежность. За него бились и поочередно завоевывали чуть ли не все страны северной Европы.

Я не пишу путеводитель, и поэтому не буду перечислять все перипетии истории этого города. Я хочу лишь передать свое светлое впечатление от увиденного.

После достаточно утомительных четырёх часов пути мы въехали в узенькие улочки Хаапсалу. Их ограничивали старинные двухэтажные деревянные дома.

Наш огромный, неповоротливый туристический автобус очень деликатно пробирался в этом почти игрушечном городе.

Самое сложное – сделать поворот. Тут шоферу приходится показывать незаурядное мастерство, чтобы своим автобусом не повредить памятники старины.

Первым делом нас высадили на железнодорожный вокзале. Однако, даже если кто и захотел бы, уехать от нас на поезде не смог бы. С этого вокзала уже давно никто не уезжал: пути за ненадобностью убраны. Теперь это железнодорожный музей.

В Императорском павильоне вокзала-музея висит табличка с правилами поведения пассажиров на объектах железной дороги от 1931 года на эстонском и русском языках.

Очень забавен параграф 8 русскоязычного варианта: «…плевание, а также швыряние негодяев, разрешено в предназначенную для этого посуду».

Долго пытались понять, какой должна быть посуда, в которую можно не только плевать, но и швырять негодяев. Или это две разные посуды?

Все выяснилось, когда одна женщина сообщила: «негодяи» - это окурки.

Потом нас привезли в крепость-замок Хаапсулы с полуразрушенными, но еще мощными стенами. Нашей группе очень приглянулся бывший епископский дворец на территории крепости.

«Здесь теперь дом для престарелых», - сообщила экскурсовод. Это всех чрезвычайно заинтересовало, ведь поездка организована клубом, в котором занимаются преимущественно люди пенсионного возраста.

«Но цены пребывания здесь выше, чем в отеле пять звезд», - закончила дама. И все разочарованно вздохнули.

Следующая высадка - в районе длинного бульвара по берегу залива; его название «Променад» точно соответствует предназначению.

Красиво: цветы, море, аккуратная дорожка.

И долгий ряд белых лавок со странными табличками. Оказывается, все лавки именные. Хочешь - покупаешь новую лавку и в табличке указываешь, кому или чему она посвящена. Можно себе, но чаще пишут тех, кому особенно благодарны.

Чуть в глубине - лавка, на которой любил сидеть П. И. Чайковский, когда отдыхал в Хаапсалу. Тут же можно нажать кнопку – и сиди, слушай льющуюся неведомо откуда музыку композитора.

И, наконец, ресторан, где на втором этаже нас уже ждали.. Здесь я испытал самое большое потрясение.

Я никогда не представлял, что могут быть такие огромные порции второго блюда. Официанты несли по одному блюду на руках и бережно ставили на стол перед каждым…

«Нет, так питаться нельзя!» - попытался я возмутиться. Но никто, абсолютно никто меня не поддержал.

На обратном пути через всю Эстонию с запада на восток я сочинял стихи. После долгих мук начало рождаться следующее:

Силламяэ, Синимяэ,

Тойла, Удрия и Нарва –

Я теперь ищу на карте

Только эти имена.

Там просторно и пустынно,

Там совсем другая карма,

Там как будто бы и наша –

Но спокойная страна!