Лето прошло, пора возвращаться к серьёзным вещам. Конечно, хотя и к серьёзным, но –– не с такой жуткой серьёзностью, от которой только одна тоска. Когда будет к месту, то и пошутим, и стихи почитаем.

Но шутки и стихи станут уместными лишь на фоне нашего продвижения вперёд по главному направлению.

А какое направление сейчас является для нас главным? – Это, разумеется, вопрос про гены и старение, про гены и продолжительность жизни.

Глупо думать, что если люди в розовых очках надеются на наличие в геноме программы старения, то их оппоненты (твердящие о накоплении с возрастом повреждений) полностью отрицают роль генов в старении. Вовсе нет.

Допустим, что некий индивидуум всю свою жизнь (начиная с зиготы) находится в самых благоприятных условиях существования. От чего зависит ожидаемая продолжительность жизни этого индивидуума (maxПЖ)?

Ответ ясен: коль внешние и внутренние условия зафиксированы – да ещё на самом оптимальном уровне, то организм оказывается всецело «в руках» собственных генов.

Но, прежде чем развить это положение, я должен уточнить, о какой такой maxПЖ идёт речь.

Во-первых, это не средняя ожидаемая ПЖ, которую рассчитывают, исходя из статистики вымирания популяции, и которую полагают одинаковой для всех и каждого. Речь идёт об ожидаемой ПЖ, как мы уже сказали, конкретного индивидуума. А эта характеристика, вообще говоря, для каждого – своя.

А во-вторых, maxПЖ – это вовсе не просто ПЖ, которую определяют по завершении жизни человека (или любого иного существа), основываясь на горестном факте смерти.

Ожидаемую maxПЖ надлежит оценивать в самом начале жизни – ещё во внутриутробном периоде.

Это, можно сказать, жизненный потенциал, имеющийся у зародыша, который и позволит организму дожить до возраста maxПЖ, если вся его жизнь будет происходить в наиболее благоприятных условиях.

Казалось бы, всё понятно. Но нет, опять возникают «во-первых» и «во-вторых»:

- во-первых, что это за «наиболее благоприятные условия» и,

- во-вторых, каким образом можно предсказать для только что зародившегося организма продолжительность жизни в этих самых условиях?

По первому вопросу совершенно ясно, что сейчас трактовка «наиболее благоприятных условий» в интерпретации разных авторов вряд ли окажется одной и той же. То есть ясно, что всё ещё пока не столь уж ясно.

Например, кто-то включит в эти условия, допустим, такие параметры окружающей среды, как некие уровни магнитного поля Земли и радиоактивного излучения; кто-то сочтёт более важным иное.

Усложняет дело и то, что для разных периодов жизни условия, признаваемые благоприятными, могут отличаться. Так, режим и рацион питания, оптимальные в период роста и развития, в последующие периоды жизни должны определенным образом корректироваться.

Но дальнейшие исследования, несомненно, внесут полную ясность в данный вопрос, и рано или поздно для каждого периода жизни человека (вначале – обобщённого, затем – конкретного) будет определён весь набор оптимальных условий.

  1. Второй вопрос: как предсказать ещё на стадии зародыша (да даже хотя бы гораздо позже – на момент рождения) ожидаемую ПЖ? Это тоже в скором времени вызовет в научных кругах весьма продолжительную дискуссию.

Первые фитили, разжигающие эту дискуссию, уже начали дымиться. Я имею в виду два новейших сообщения с фронтов науки.

Так, нидерландские учёные взяли на себя смелость объявить за всё человечество: максимальная продолжительность жизни мужчины – 114, а женщины – 115,4 года.

Сразу отмечу: эти значения получены путём анализа реальных ПЖ скончавшихся людей. Но условия жизни долгожителей – особенно рекордсменов среди них – часто (хотя не всегда!) представляются идеальными. И, таким образом, для самых-самых долгожителей достигнутая ими ПЖ близка

- к максимально возможной и для них, т.е. к их maxПЖ,

- а также к максимуму значений maxПЖ вообще всех мужчин или женщин – м-max(maxПЖ) или ж-max(maxПЖ).

По крайней мере, рекордные значения ПЖ дают примерное представление о предельных уровнях maxПЖ для мужчин и для женщин.

Уже здесь есть, за что зацепиться, – и спорить, спорить, спорить!

Ещё более оснований для продолжительных и тяжёлых дискуссий даст всем желающим второе сообщение, прозвучавшее на днях в СМИ и представленное, по заведенному обычаю, как краеугольное открытие науки.

Речь идет именно о том, что нас с читателем сейчас интересует более всего. – О предсказании продолжительности предстоящей жизни.

Так вот, ученые из Японии, Германии, США и всё тех же Нидерландов на разных объектах (от червей и мух до мышей и человека) обнаружили совершенно неожиданную связь. Долгожительство оказалось «завязанным» на размер ядрышка (плотной структуры в ядре каждой клетки, где формируются компоненты рибосом).

Чем меньше было ядрышко, тем дольше жил организм.

А в ядрышках ключевую роль в этой зависимости приписывают белку фибрилларину, осуществляющему очень модный теперь процесс: метилирование – но только не ДНК, а РНК – и, в первую очередь, рибосомной РНК.

  • не буду вдаваться дальше в детали этой зависимости. Я полагаю, это лишь один (и, возможно, весьма спорный) маркёр из множества возможных показателей продолжительности предстоящей жизни.

Но уже есть основания предполагать, что рано или поздно мы не только выясним оптимальные условия жизни человека, но и научимся определять еще на ранних стадиях её максимально возможную продолжительность – maxПЖ.

И теперь вернёмся к нашему первоначальному и очевидному утверждению – о том, что maxПЖ всецело зависит от генов данного организма.

Очевидность – очевидностью, но надо всё-таки пояснить, почему, даже при полном отсутствии намека на программу старения, всё будет зависеть именно от генов.

Считаем до трёх.

Первое: никакие (в том числе самые оптимальные) условия не могут полностью предотвратить образование активных форм кислорода и свободных радикалов, спонтанные мутации, ошибки репликации хромосом, неудачные деления, апоптоз невосполнимых клеток и т.д.

Второе: устойчивость организма ко всем названным и подобным явлениям определяется только его генами – и больше ничем! Определяется,

а) через «конструкцию» всех «узлов» (частей, систем) организма, через их прочность, надёжность работы и взаимодействия,

б) через активность разнообразных защитных механизмов,

в) через устойчивость самого генома в клетках организма, которая, правда, в значительной мере зависит от всего предыдущего.

Третье: все эти факторы даже в “наиболее благоприятных условиях” не обеспечивают полной стабильности: биосистема (организм) даёт неустранимую «утечку жизни». Отсюда – постепенное старение организма с минимальной скоростью, от которой и зависит maxПЖ.

Если же к этому присоединяется действие дополнительных факторов (радиоактивного облучения, травм, болезней, голода, психических стрессов и т.д.),

- «утечка» становится интенсивней,

- и продолжительность жизни сокращается до некоей величины ПЖ, меньшей maxПЖ.

Всё это в очередной раз напоминает уже знакомый моему постоянному читателю тезис: механизм старения в любом случае – «сплав» нашей генетики и стохастических (случайных) процессов.

А в следующей части мы поделим все гены на четыре группы и рассмотрим возможное влияние представителей каждой группы на maxПЖ.