Боже мой, боже мой! Как же я забыл о своих обещаниях?! Ведь чего я только не обещал, когда открывал этот блог публикацией «За встречу!». Ну, кое-что, конечно, выполнил. Но об остальном-то совсем забыл! А этого остального – целая бездна! Сейчас не буду вновь всё перечислять: читатель сам может легко обратиться к списку обещанного, узреть означенную бездну и сурово спросить: «Ну и где же?»

И мне ничего не остаётся, как покаянно поинтересоваться: «С чего начать? Или, точнее, чем продолжить?»

Интересуюсь… – И слышу голос – нет, не один, а несколько… нет, целое многоголосье! – «Стихи! Стихи! Стихи!...»

Точно, стихи! Две сотни стихов, изданных в двух книгах («Меланхолическая симфония» и «Сто обжигающих зарниц»). И ещё около полусотни, написанных после того, как в конце второго сборника торжественно провозгласил:

Пусть сочинять как между прочим

Уж навострился интеллект, –

Я объявляю, что закончил

Свой поэтический проект!

Оказалось, что не закончил. Но нарушить молчание вынудили трагические события, не откликнуться на которые было нельзя. А потом… а потом – ещё немного посочинял… и опять перестал. В основном, из тех же гуманитарных соображений: зачем засорять атмосферу поэтическим спамом, каковым становятся стихи любого автора, когда их чересчур много.

Но понемногу-то можно?! Небольшими дозами, по чуть-чуть! Конечно, совсем гомеопатически не получится. Да и толку тогда, как утверждает комиссия академиков РАН, никакого не будет  Сплошная лжепоэзия.  А вот так, чтобы по целому стихотворению, но одному (!) – но, повторяю, по целому (!) – раз в месяц – это будет, я думаю, как раз терапевтическая доза.

И вот первую такую дозу я сейчас и выдаю. «Мне непонятен этот мир» – стихотворение 110 (уже изданные стихи у меня раз и навсегда пронумерованы). Причём, это единственное моё стихотворение, переведённое на иностранный (французский) язык  и на нём же опубликованное (BULLETIN DE L'ACADEMIE INTERNATIONALE CONCORDE, 2013,  Volume 1, 58-59).

Но сейчас я, если читатель не возражает, представлю его в первозданном, исконном, никуда не переведённом, виде.

Кто понимает

                         тот мир, где находимся?

Тщетно рассудок

                               за смыслом охотится:

Не помещаются

                            в нашу действительность

Ни бесконечность,

                                  ни ограниченность.

Разве помыслимо

                                 и представимо ли,

Чтобы пространство,

                                     простое и зримое,

Вдруг обрывалось

                                 краями-границами

Или безбрежными

                               стлалось страницами?!

Если галактики

                            впрямь разбегаются, –

Значит, во что-то

                                они устремляются.

Чем это «что-то»

                               являлось на практике

Прежде, чем в нём

                                оказались галактики?

Или такая

                     заноза-сомнение –

Время, когда ещё

                               не было времени:

Явно не может быть

                                   нами осознано –

Вечно оно

                    или некогда создано?

И, пребывая

                        в таком состоянии

Элементарного

                            непонимания,

Мы полагаем

                          всю мощь мироздания

Лишь результатом

                                  чьего-то дыхания.

 

Но осенившее

                           нас откровение

Глубже вонзает

                             занозу-сомнение,

Так как к тому,

                           что осталось не понято,   

Только добавился

                                Некто Инкогнито.

Ах, ни к чему

                         с ерундой примитивною

Рваться в  проблемы,

                                   насквозь когнитивные,

И, поддаваясь

                          давленью агностики,

Ум низводить

                          до дрожащего хвостика!

И остаётся                           

                     нам выбор единственный –

Только ползти

                         к той границе таинственной,

Чтобы, возможно,

                                рискуя сознанием,

Всё ж заглянуть

                            за края мироздания.

Впрочем, конечно,

                               не всем и не каждому

Эти дела

                 представляются важными:

Можно, подобно

                                весёлым комарикам,

Просто крутиться

                                на маленьком шарике.

                                     

                                   Ноябрь, 2009