Ну до чего же знакомая картина! Опять — сенсация мирового масштаба, опять — поражающие воображение заголовки, опять — всеобщий энтузиазм!

Так было, в частности, в 1998 году, когда все узнали про теломеры и теломеразу и газеты лихо сообщали: "Таблетки от старения — через два года!" Предсказавший все это герой скромно давал бесчисленные интервью и выступал с лекциями. Шум был столь велик, что до сих пор почти любой скажет, что все дело при старении — в теломеразе. Хотя еще в 2003 году автор данной гипотезы публично отказался от неё. Но это была публичность гораздо меньшего масштаба, отчего тот акт прошёл для широкой общественности незаметно.

О чем же кричат нынешние заголовки?

"Учёные из Сколково нашли ошибку в теории старения, тормозившую развитие медицины!"

"Путь к победе над старением открыт!"

"Продолжительность жизни человека биологически не ограничена!"...

Авторы сенсации — группа исследователей из нашего легендарного Сколково во главе с физиком по образованию Петром Федичевым. Что конкретно они обнаружили и что опровергли, простому смертному понять непросто. Ясно лишь то, что Петру Олеговичу со товарищи раньше связывала руки какая-то корреляция Стрелера—Милдвана, а теперь эта корреляция разоблачена и изгнана из науки, так что можно облегченно вздохнуть и готовиться к переходу из простых смертных в простые бессмертные.

Ну что ж, как и во время теломеразного бума, я вынужден принять на себя обязанности интерпретатора, популяризатора и, увы, малоприятного критика. И никак нельзя, скажем, замылить "Стрелера—Милдвана" (мол, я с ними не знаком), поскольку любой может взять мою книгу "Геронтология in polemico", вышедшую в 2011 году, и обнаружить там главу 1.6 "Смерть от старости как объект статистики", где неспешно и основательно рассматривается весь тот комплекс вопросов, к которому относится и та злополучная корреляция.

Ну что ж, раз это мой крест, придётся его нести. Итак, речь идет о статистике вымирания популяций. Если говорить о людях, то имеется в виду статистически значимая группа людей, родившихся практически в одно время. С годами численность этой группы будет убывать, причем учитываются только те члены группы, которые умирают от естественных причин.

Было много попыток описать математически процесс убыли людей в таких популяциях. Наиболее подходящей считалась вначале формула Гомперца, а потом ее небольшая модификация — формула Гомперца—Мейкема.

Ничего сверхъественного в этих формулах нет: по ним, с возрастом вероятность смерти растёт и убыль популяции происходит все быстрей и быстрей. Что примерно отвечает реальному состоянию дел.

Ну это ладно: здесь больших проблем нет, та формула или несколько иная — это не так важно.

Но вот известные геронтологи середины прошлого века Стрелер и Милдван обнаружили корреляцию между двумя коэффициентами формулы Гомперца. Эти коэффициенты не были одинаковыми для всех популяций, а для каждой популяции определялись по кривым дожития. Корреляция же состояла в том, что между двумя коэффициентами существовала связь: если для популяции один из них был небольшим, то второй оказывался больше — и наоборот.

Эту корреляцию авторы приняли за мировую фундаментальную закономерность: как бы ни было благополучным начало жизни какой-либо популяции людей, все равно среднее время жизни окажется таким же, как и в других популяциях — из-за более высокой скорости старения.

Через три десятка лет у этой корреляции появились беспощадные критики — супруги Гавриловы. Они написали небольшую книжку ("Биология продолжительности жизни"), в которой, помимо прочего, вменяли в вину своим предшественникам то, что те анализировали уравнение Гомперца, а не уравнение Гомперца-Мейкема (последнее дополнено лишь одним постоянным слагаемым).

Раскритиковав Стрелера-Милдвана, Гавриловы сформулировали новую фундаментальную, по их представлениям, закономерность, назвав ее компенсационным эффектом. Но по сути это было то же самое: корреляция между теми же двумя коэффициентами, только с учётом постоянного слагаемого Мейкема.

Книжка Гавриловых была переведена на несколько языков, сами авторы вскоре оказались в Штатах, получив там профессорские должности. Но это уже к делу не относится.

Так вот, посвятив большую главу своей "Геронтологии..." всем этим формулам и "мировым фундаментальным закономерностям", я пришёл к выводу, что обе корреляции — не что иное, как артефакт, ровным счётом ничего не отражающий.

В заключении главы (стр. 178) все сказано прямо и недвусмысленно. -

Из вышеизложенного вытекает, что "естественней всего предположить артефактную природу обеих "фундаментальных закономерностей". И далее:

"I. Я не вижу большого смысла в использовании

    — ни самих формул Гомперца и Гомперца-Мейкема,

- ни фигурирующих в них коэффициентов,

- ни закономерностей, связывающих эти коэффициенты.

II. Если коротко, то обстоятельства, видимо, таковы, что

- указанные формулы лишь очень приблизительно описывают динамику смертности на обычном, нелогарифмическом уровне,

- коэффициенты, рассчитываемые по логарифмической аппроксимации, очень ненадёжны,

- а закономерности чересчур эфемерны.

Читатель видел, как долго и осторожно я шёл к этим резким заявлениям".

 Странно: вот написал я это, затем опубликовал, книга стала достаточно известна. — Но ни в одной газете не появился броский заголовок, который бы извещал читателей о том, что совершено величайшее открытие и теперь мы можем смело надеяться на бессмертие.

  Ну а что сделали лихие "сколковские парни"? Да ничего особенного. Они наблюдали за многими популяциями маленьких червячков, терпеливо ждали полного вымирания каждой популяции и определяли для неё коэффициенты формул Гомперца и Гомперца-Мейкема.

И вот они тоже (только на 6 лет позже меня) пришли к заключению, что корреляция Стрелера-Милдвана — туфта и артефакт. Но ведь об этом первыми еще 35 лет назад объявили супруги Гавриловы, и просто повторить их — мало чести.

А вот "отменить" и корреляцию самих Гавриловых наши "сколковцы", похоже, забыли. И радуются тому, что якобы доказали возможность отмены старения.

Но прежде, чем радоваться, им следует посягнуть еще на компенсационный эффект Гавриловых. Дело надо довести до конца.

И потом признать, что за несколько лет до их исторических экспериментов все это было описано на основе чисто теоретического анализа в моей книге.