Несколько дней назад вызвали мы для внучки врача из нашей поселковой (подмосковной!) больнички. У внучки был кашель и насморк, водить в детский сад нельзя было. Маме требовался больничный, только и всего. Но представьте себе: врач не пришёл (вернее не пришла)! Вечером мы позвонили в поликлинику. Нам сказали, что у доктора столько вызовов, что она до сих пор (а был девятый час вечера!) ходит по посёлку. «Ну, пусть придёт другой врач». «А других врачей уже нет», — печально ответили нам. И тогда, пожалев доктора, мы сказали, что знаем, как лечить ребёнка, нам бы только больничный получить, а то у мамы будет прогул на работе. Попросили записать там, чтобы не забыли. А то ведь задним числом больничный лист не выдаётся…

 

На следующий день всё было в порядке: больничный нам выдали днём предыдущим. Но я не об этом. Не помню, чтобы в Советском Союзе врач не успевал добраться за день до больного. Не помню такого и в горбачёвские годы «перестройки» и в «лихие девяностые» Ельцина, когда у меня самого росли дети… Что происходит сегодня? Почему разбегаются врачи? Почему их везде не хватает?

 

Говорят, сегодня у них маленькая зарплата. Никто не хочет ходить по участку. Да что там участковые! Друг моего брата работает проктологом. Недавно он сообщил, что у него зарплата – 18 тысяч рублей! Он сказал: «Как-то не хочется за эти копейки… вот этим заниматься».

 

Показывали очередной выпуск телепередачи «Вести в субботу». Ведущий Сергей Брилёв брал интервью у мэра города Москвы. Интервью на фоне девушек на качелях возле памятника Маяковскому. И, между прочим, во время этого интервью сказали (ведущий сказал, а не мэр!) о том, что водители частных маршруток должны впускать в свой транспорт льготных пассажиров, а средняя зарплата врачей в Москве – 80 тысяч рублей! Не знаю, может быть это правда, а может и нет… а только в двенадцати километрах от МКАДа в нашем посёлке Люберецкого района врачам платят сущие копейки, и, видимо, никто за эти деньги уже работать не хочет.

 

Вспомнилось замечательное стихотворение Юнны Мориц «Подарочек»:

 

Врач пришёл, он рад и весел,

Что не хлюпают носы.

Мне на вешалку повесил

Он бородку и усы!..

 

Вот подарок – просто чудо!

Бородат я и усат,

По утрам являться буду

В этом виде в детский сад!

 

Очень мне нравится такая строфа:

 

Можно плыть по морю в лодке

С этим ветром в парусах,

С ветерком таким в бородке,

С ветерком таким в усах!

 

 

Почёсывая усы и бородку, листаю сборник стихов Ю. Мориц «Лимон Малинович Компресс» (М.: Время, 2013,  96 с., цв. илл., художник Е. Антоненков).

 

Люблю детскую поэзию. Вроде бы смешно, а вроде бы серьезно. Вроде бы шутка, а вроде бы зарубка в памяти – запомнится надолго. Игра слов, аллюзии, аллитерации – настоящий мастер владеет всем этим инструментарием хорошо. Детям такие учёные слова незнакомы, а нам, взрослым, — в радость. Читаем, посмеиваемся и даже иногда забываем о детях (внуках), которые сидят рядом, слушают и удивляются, почему это взрослые смеются…

 

Люблю козу в начале моя,

Скакать по лугу с ней люблю.

Зимою, выйдя из трамвая,

Я с нею бабочек ловлю.

 

(«Коза»)

 

***

 

Король пиратов плыл домой,

Он плыл туда, где сухо,

Где краше всех — пират хромой

Без глаза и без уха!

 

(«Король пиратов»)

 

***

 

А это мне особенно дорого:

 

Вот новость для ребёнка:

Твой дед не так давно

Ребёнком был и звонко

Разбил мячом окно!

 

Не так давно, как мячик,

Он прыгал и летал,

Твой дед — весёлый мальчик,

И он другим не стал!

 

Такой же он ребёнок,

Как ты, сейчас и здесь, —

Хоть двести бородёнок

На дедушку повесь!

 

(«Детство и дедство»)

 

 

Или, допустим, эпидемия… (Вернёмся-таки к теме моего доклада.)

 

Как описывают эпидемию взрослые солидные учёные в очках? Вот, например, такое определение: «Эпидемия — значительное превышение нормальной частоты случаев какого-либо заболевания или патологического состояния среди населения. Эпидемией называют также резкий подъем частоты определенного заболевания с последующим снижением в относительно короткий период времени» (Энциклопедия Кольера).

 

 

Полез в «народную сетевую энциклопедию» Википедия и вдруг увидел, что в первую очередь под титулом «Эпидемия» в списке найденных файлов красуется… т.н. «пауэр-метал-группа» «Эпидемия».  Вот так: все ищут дефиницию «Эпидемия» как медицинский факт, а тут пиарят музыкальный коллектив под тем же названием. Причем этой рок-командой занята вся первая страница Яндекса! Оставим их, ну их…

 

 

На следующих страницах Вики всё-таки нашёл:

«Эпидемия  (греч. ἐπιδημία — повальная болезнь, от ἐπι — на, среди и δῆμος — народ) — прогрессирующее во времени и пространстве распространение инфекционного заболевания среди людей, значительно превышающее обычно регистрируемый на данной территории уровень заболеваемости, и способное стать источником чрезвычайной ситуации. В обиходе универсальным эпидемиологическим порогом считается заболевание 5% жителей территории, или иногда 5% какой-либо социальной группы. Однако многие медицинские ведомства рассчитывают собственные эпидемические пороги для обычных заболеваний, исходя из среднестатистического уровня этого заболевания в течение многих лет».

 

А вот учебник эпидемиологии в 2 томах: Н.И. Брико, Л.П. Зуева, В.И. Покровский,  В.П. Сергиев, В.В. Шкарин. Эпидемиология. — М.: МИА, 2013. Огромный труд на 1,5 тысячи страниц. Перечисление авторского коллектива занимает страницу, оглавление – 10 страниц, список сокращений – 4 страницы.

Об эпидемии авторы рассказывают, на мой взгляд, не так сухо, как вышепереисленные источники:

 

Примеры страниц

 

 

«Повальные» болезни с глубочайшей древности представляли собой наиболее тяжелые бедствия человечества. Термином «эпидемия» изначально определяли заболеваемость, явно превышающую привычный уровень, либо возникающую там, где ее раньше не было. В последующем этот термин стали применять для того, чтобы подчеркнуть инфекционную (заразную) природу повышенной заболеваемости. Однако до основополагающих открытий в области бактериологии в понятие «эпидемия» этого смысла не вкладывали, т.к. в то время вообще не существовало дифференциации болезней, и различные авторы применяли в случае массовых заболеваний обобщающие названия: чума, мор, поветрие, повальные болезни и т.п. По мере выделения и обозначения отдельных болезней к категории эпидемий стали относить повышенную заболеваемость с однородными клиническими проявлениями. <…>

 

История «повальных» болезней, охватывавших народы на протяжении многих веков, есть не только история неисчислимых бедствий и тяжелейших социальных потрясений, сопровождавшихся огромным количеством уносимых этими болезнями жертв, но это есть также история напряженной работы человеческой мысли, стремящейся познать сущность происходящих при этом явлений и изыскать меры борьбы с ними. Научное изучение любого явления (процесса) предполагает, по меньшей мере, его описание и объяснение. Первые описания эпидемий приведены в исторических сочинениях. Сохранились описания первой исторически доказанной чумы (Юстинианова чума, 527–565 гг.), эпидемий чумы ХIV в. («черная смерть») и более поздних времен. В VI в. н.э. эпидемия чумы и, вероятно, других заразных болезней, начавшаяся в царствование Юстиниана, свирепствовала 62 года. Этому способствовали сильные землетрясения и вулканические извержения и сопровождавшие их голод и другие бедствия. По мнению историков, эпидемия чумы более чем что-либо другое потрясла увядающую Византийскую империю. Во время пандемии чумы в ХIV в.  в Европе умерло от чумы около 25 млн человек, т.е. четверть всего населения. В конце ХVII — начале ХVIII вв. в Европе ежегодно болело оспой более 10 млн человек и умирало только от этой болезни около 1,5 млн. Существуют многочисленные исторические описания эпидемий сифилиса, натуральной оспы (сыпных болезней), тифозных лихорадок, холеры. Следует признать, что только натуральная оспа, проказа и чума имеют историю, почти совпадающую с историей человеческой культуры, а история остальных инфекционных болезней — это история в лучшем случае 3–4-х столетий, а для большинства немногим более 100 лет. Естественно, что эпидемии различных заразных болезней, часто посещавшие в древности города и страны и принимавшие нередко размеры повальных бедствий, давали обширный материал для наблюдений над условиями их распространения. Это уже в древние времена позволило сделать многие разумные эмпирические выводы.

 

 

Вы спросите, а стихи Юнны Мориц к чему здесь?

Всё просто: мне показалось забавным, как поэтесса описала эпидемию в своем стихотворении «Грипп». Перечислила воздушно-капельный механизм передачи инфекции. Переписывать не буду, посмотрите две иллюстрации внизу.

 

 

 

А ещё она описала грипп в своей книге для взрослых «Сквозеро»:

 

Старый эллин гриппом болен,
Гриппом Древней Греции.
Переперчен, пересолен.
Мифы – это специи…

 

Старый эллин болен гриппом,
Кашлем давится, охрип.
Был Сократом, был Эдипом,
А теперь он – древний грипп.

 

Он ко мне гуляет в гости,
Заражая всех подряд.
Пересоленные кости
Древнегречески болят.

 

Ты без маски на завязке,
Древний эллин, не дыши!..
Древнегреческие маски
От заразы хороши.

 

 

 

«…со страшным интересом кусает принцев и принцесс».

 

Хватит о серьёзном. Расслабимся, сегодня выходной…