Что везешь ты, ямщик? В чьей избе одинокой бабий воющий крик будет рваться из окон или добрая весть о былом и забытом в сундучке твоем есть старой медью обитом. (Б. Вахнюк)
Эти строки песни «Ямщики» из репертуара Л. Зыкиной как нельзя лучше отражают физиологическое значение фермента АЛТ, который обеспечивает организм эталонным (5,0 ммоль/л) уровнем глюкозы на все случаи жизни и самые различные варианты патологии.

Основные гормоны адаптации, которые определяют уровень активности АЛТ как основного механизма поддержания глюкозы в крови за счет траты собственных белков – глюкокортикоиды. Доказательством этого можно считать похудение при стрессах и гормонотерапии. Природа на всех уровнях (от молекулярного до организменного) использует уникальный механизм адаптации в виде различных шунтов. Он хорошо представлен в кровеносной системе и известен как артерио-венозный шунт, который позволяет обеспечивать сброс избыточного количества крови, а значит, кислорода и субстратов в нужном направлении в варианте моментальной реверсии.

На уровне всего метаболизма необходимый уровень адаптации (а это всегда биоэнергетика!) обеспечивают 2 трансаминазы – АСТ и АЛТ. В их названии обозначена не столько химическая сущность катализируемой реакции, сколько физиологическая роль, т.е. необходимость переноса и преобразования различных метаболитов (глюкозы, глицерина и аминокислот) в необходимую субстратную форму (пируват, щавелевоуксусная кислота (ЩУК), ацетил-КоА) для системной биоэнергетики. Эти элементарные аминокислоты – аспарагиновая кислота (в перспективе ЩУК) и аланин (в перспективе пируват). Они максимально приближены к энергетической «топке», т.е. митохондриям. Поэтому их необходимо  рассматривать как единый функциональный комплекс. Идеальный уровень активности к моменту полового созревания для АСТ равен 30 МЕ/л, а для АЛТ – 20 МЕ/л. Любые отклонения от этих значений – объективные признаки адаптивных изменений в организме в физиологическом или
патологическом варианте. Именно поэтому мы позволим некоторое повторение роли АСТ и повязанной с ним АЛТ как признака оптимального реагирования на все состояния и единого механизма выздоровления.

Идеальный уровень активности к моменту полового созревания для АСТ равен 30 МЕ/л, а для АЛТ – 20 МЕ/л. Любые отклонения от этих значений – объективные признаки адаптивных изменений в организме в физиологическом или патологическом варианте.

Аспартаттрансаминаза (АСТ) – ключевой фермент обмена веществ, который обеспечивает поступление основного метаболита (ацетила-КоА) в цикл трикарбоновых кислот (ЦТК) для его последующего сгорания в энергетической «топке» организма. Аспартаттрансаминаза занимает центральное место в энергетическом обмене, являясь маркером его интенсивности, а значит, и степени его прежде всего катаболической выраженности (рис. 1). Это центрально регуляторный фермент всего метаболона (надмолекулярной структуры цикла трикарбо новых кислот). Цикл Кребса в наших руководствах – лишь иллюстрация, далекая от реальности, т.к. все ферменты ЦТК существуют в виде надмолекулярного комплекса «метаболона», в котором АСТ взаимодействует со всеми ферментами и выполняет регуляторно-интегрирующую роль. Аспартаттрансаминаза в крови – это сигнальная информация о состоянии митохондриального аппарата термопродуцирующей печени. Субстратом для сгорания является только углеродный скелет белков, жиров и углеводов в виде элементарных «дров», т.е. ацетила-КоА. Помимо тепла, при сгорании ацетила-КоА образуется 2 молекулы СО2, 4 молекулы воды и 12 молекул АТФ. При сгорании аминокислот требуется отделение от них аминогруппы, которая поступает в цикл Кребса или цикл синтеза мочевины для последующего обезвреживания. Оба цикла метаболически едины с некоторыми общими (сукцинат) субстратами. Есть и второе название цикла – аргинино-сукцинатный шунт. Еще один пример шунтирования на метаболической территории! Эти глубинные метаболические взаимоотношения хорошо регистрируются на уровне обычного биохимического анализа. Интенсивность термогенеза или энергообразования определяется уровнем активности АСТ, и фермент в этом случае является хорошей сигнальной формой состояния митохондрий печени.

 



Аспартаттрансаминаза в крови – это сигнальная информация о состоянии митохондриального аппарата термопродуцирующей печени.

Аланинтрансаминаза (АЛТ) – фермент, обеспечивающий работу глюкозо-аланинового шунта (ГАШ). Этот шунт обеспечивает переход пирувата (продукта распада глюкозы и глицерина – основного структурного компонента жиров) в аланин и наоборот, что влияет на уровень глюкозы и белка в плазме крови (рис. 2). А самое главное – обеспечивает организм приоритетной глюкозой при таких длительных стрессах для организма, какими были, например, голодоморы, лагерные и ГУЛАГовские голодания. Одно из депо обоих метаболитов – эритроциты, где их концентрация на 60% выше, чем в плазме. Коэффициент де Ритиса (отношение АСТ/АЛТ) в норме составляет 1,5, и это подтверждение того, что мы тратим больше, чем запасаем, и поэтому нам необходим отдых и постоянное восполнение продуктами питания. Соотношение субстратов для этих ферментов имеет совершенно иной характер: уровень аланина в плазме составляет 3,4 мг%, а аспарагиновой кислоты – 0,03 мг%, что и подтверждает постоянный дефицит энергетического топлива. Оба фермента взаимосвязаны через глютаминовую кислоту, что подчеркивает наличие субстратно-энзимологической регуляции интенсивности метаболических потоков. Мощность энергетического потенциала определяется уровнем активности АСТ, которая изначально выше, и поэтому в крови почти не определяется субстрат этого фермента. При этом любые отклонения в «сердечный» (> 1,5) и «печеночный» (< 1,5) вариант коэффициента означают изменение направления метаболических потоков с  преобладанием ката- или анаболических реакций соответственно. Взаимоотношения 2 ферментов как по уровню активности, так и по их  соотношению, могут быть крайне вариативны. Необходимо подчеркнуть, что гигантские значения трансаминаз при вирусных гепатитах отражают не степень цитолиза, который после открытия апоптоза следует рассматривать с крайней осторожностью, а интенсивность работы митохондрий в оставшейся печеночной ткани. Именно поэтому активность трансаминаз крайне вариативна как при адаптивных сдвигах, и мы этого субъективно никак не ощущаем, так и при любой тяжелой патологии, когда «лабораторная наглядность» очень выразительна.