1. Особенности жанра

Научная статья — жанр совершенно особенный. Это совсем не то, что статья в газете или в популярном журнале. И уж, конечно, не рассказ.

Для написания рассказа требуется хорошее воображение и художественное, т.е. писательское, мастерство. Для подготовки статьи в газете или в популярном журнале автор должен обладать мастерством журналиста — в том числе живостью языка.

А вот автору научной статьи и писательское, и журналистское мастерство только бы помешало. Каноны жанра — прямо противоположны: должно быть смертельно скучно и непонятно.

Для этого существует целый комплекс приёмов.

1) Научная скромность. В серьёзной статье не должно быть никаких «я»! Это просто немыслимо: написать «я»! Даже если в статье — всего один автор, про себя он должен говорить, по крайней мере, «мы»: «Мы думаем», «мы поставили опыт», «мы нашли».

Вероятно, это демонстрация скромности: мол, один бы автор никогда не додумался, не поставил опыт и ничего не нашёл бы. Намёк на то, что работал коллектив. А автор — скромняга, случайно схвативший карандаш и бескорыстно описавший общие результаты.

Но и это слабовато: скромно, но как-то не очень. По-хорошему, надо писать так, чтобы и этого подозрительного «мы» не было. И порядочные авторы всё излагают в безличном виде: «в опыт брали серых крыс…», «в пробирки вносили то-то и то-то…», «инкубировали..», «реакцию останавливали…».

Так что догадывайся сам, дорогой читатель, что это не какие-то посторонние дяди и тёти «брали, вносили, инкубировали и прочее», а это мы, авторы, всё это проделывали, но только ужас как стесняемся сказать об этом.

Ещё, как вариант, допускается говорить лично о себе в 3-м лице. Например, Петров может написать: «Гипотеза Козлова не оправдалась, а гипотеза Петрова получила подтверждения». Это уже — дань объективности: что же говорить Петрову, если гипотеза Петрова подтвердилась?! Не написать же в лоб: «Моя гипотеза оказалась верной»?! Это было бы вызовом всему общественному мнению! Ну уж, в крайнем (ну, очень крайнем) случае, «наша»…

2) Научный стиль. Как-то, дискутируя с моим научным руководителем о том, как надо писать, я почему-то обозвал стиль научных статей крысиным. Сейчас мне кажется, что больше подошёл бы термин «мышиный».

Это значит: никаких эмоций — даже если вы открыли новую — пятиспиральную — структуру ДНК! Ни единого восклицательного знака! Никакой литературщины! Упаси, господи, пошутить!!! В научной статье — шутить?! Вот точно так, наверное, лишены чувства юмора серенькие мыши. Хотя кто их знает?! Может, по сравнению с авторами научных статей, даже серые мыши — великие юмористы?…

В общем, стиль изложения, используемый язык и даже терминология — всё это в норме должно внушать тоску и отвращение. Если такой эффект имеется, — научная статья удалась. Страницей ниже я проиллюстрирую это блестящим примером.

3) Правила компоновки текста. Научная статья должна содержать определённые разделы: реферат, введение, методы исследования, результаты, их обсуждение, список литературы. В итоге в очень кратком изложении обычно это выглядит примерно так.

 К вопросу о местонахождении Северного полюса

Реферат. Получены данные, подтверждающие точку зрения, согласно которой Северный полюс находится где-то на севере.

Введение. В наше время крайне актуальным является уточнение положения Северного полюса. Некоторые литературные данные позволяют с известной степенью осторожности предполагать, что Северный полюс следует искать, скорее всего, на севере.

Методы исследования. Положение Северного полюса устанавливали путём применения измерительного аппарата «Компас».

Результаты. Применив измерительный аппарат «Компас» в ста тридцати трёх случайно выбранных точках пространства (рандомный метод, компьютерная обработка данных), мы получили результаты, указывающие в пользу предположения, что Северный полюс находится где-то на севере.

 Обсуждение результатов. Итак, наши исследования подтвердили предположение, что Северный полюс расположен где-то на севере. Мы надеемся, эти данные помогут в будущем сформировать более точные представления о местонахождении Северного полюса, что может иметь несомненное практическое значение.

Литература. Находится ли Северный полюс на севере? (обзор литературы). Предварительные данные к вопросу о том, где находится Северный полюс.

Таким образом, получается вызывающая лёгкую тошноту пресненькая кашка, что неплохо соответствует канонам жанра.

4) Комковатость кашки. Но высшей мерой мастерства автора служит то, удалось ли сделать свою кашку не какой-нибудь пóшло-меленькой, а такими громадными комками, которые бы просто застревали где-нибудь на входе в читателя.

Для приближения к этому идеалу многие пишут целые страницы без абзацев. Это хорошо усиливает канонический эффект: читать такую длинную «мысль», которая всё тянется, тянется без малейших границ и опознавательных знаков, — вдвойне скучно и неинтересно.

А если какой-нибудь несмышлёныш всё же захотел бы осознать читаемое, ему пришлось бы выполнить тяжелейшую работу: продраться, протиснуться вглубь железобетонных абзацев и всё там перевернуть в поисках логики и смысла.

Я приведу лишь один, но очень яркий пример литературного научного творчества, в котором блестящим образом воплотились почти все перечисленные принципы.

В отличие от предыдущего текста про Северный полюс, нижеследующие строки — не плод моей ограниченной фантазии, а бережно, с точностью до буквы и любого знака препинания, воспроизведённый отрывок реального произведения реального автора.

Правда, он взят не из статьи, а из книги, и к тому же уже цитировался мною в «Геронтологии in polemico». Но это такая ёмкая, такая красочная иллюстрация, что её надо приводить в качестве образца для всех, кто хочет овладеть тайнами научного стиля. Прочитайте, пожалуйста, внимательно-внимательно.

«… Молекулярные методы анализа экспрессии на геномном уровне включают в себя секвенирование (определение нуклеотидной последовательности) экспрессированных секвестных ярлыков (EST-секвенирование клонов кДНК, синтезированных из мРНК, представленной в клетке в момент анализа), субстрактивную гибридизацию (изоляция молекул мРНК/кДНК с помощью стратегии на основе субстрактивной гибридизации, с последующей идентификацией тех из них, которые по-разному представлены в двух сравниваемых образцах), дифференциальный дисплей (основанный на полимеразной цепной реакции (ПЦР) метод идентификации мРНК, по-разному представленных в двух сравниваемых образцах), конкурентная ПЦР, кДНК или олигонуклеотидные микроарреи (микрочипы) (высокоплотные комплекты клонов кДНК или олигонуклеотидов, которые могут быть гибридизованы с мечеными пробами, синтезированными из тотальной мРНК образца), и серийный анализ генетической экспрессии (SAGE).»

Прочитали? Вот так. Это — эталон!

2. Публикация статей

До сих мы говорили (я имею в виду, что мы с вáми, читатель, говорили. А если вы хотите откреститься от предыдущего, то пожалуйста: я́ говорил) об особенностях жанра научной литературы.

Но ведь творцу-учёному мало создать шедевр по приведённому образцу, — надо ещё его опубликовать. А это очень и очень деликатный вопрос.

Видите ли, «опубликовать» — это громко сказано. На самом деле предел мечтаний большинства авторов — пристроить только что рождённый опус сразу в достойную погребальницу, где с ним могла бы проститься сотня-другая прочих авторов.

Погребальницы — это научные журналы. Их в мире — порядка миллиона, а тираж многих из них — несколько сот экземпляров. Так что жизнь научной статьи трудноотличима от её смерти. Даже если вы действительно напишете, что нашли пятиспиральную ДНК, и сможете пристроить это в журнал, то вероятность, что кто-то из сильных мира сего заметит ваше сообщение, ничтожно мала. И ваша шутка канет в небытие наряду со всем прочим (если, конечно, историю про пятиспиральную ДНК случайно не подхватят СМИ).

И тем не менее, гигантский механизм производства и похорон научных статей работает, не снижая оборотов! Почти в любой малотиражный журнал (из особого списка) стоит очередь авторов, жаждущих увидеть своё детище под достойным саваном.

Нередко ждать приходится год или даже два. Всё это время требовательная и бескомпромиссная редакция журнала-лилипута ведёт переписку с автором и рецензентами, настойчиво требует всё больших исправлений и улучшений (в духе вышеприведённого образца) — и ещё неизвестно, чем это закончится. Потому что сзади напирает и напирает всё возрастающая очередь авторов. Так что, в итоге, вас могут запросто продинамить (отодвинуть в сторону) под каким-нибудь благовидным предлогом. Ну, скажем, года через два вдруг может выясниться, что ваша статья не соответствует профилю данного журнала.

Что же является движущей силой этого фантастического механизма? — Это сила человеческого духа, который постоянно стремится к умножению количества публикаций, несмотря на их немедленную смерть сразу после появления на свет.

Какая разительная противоположность тому, что мы нередко встречаем у каких-нибудь насекомых! Самцы, например, пчёл погибают сразу после оплодотворения самки, т.е. после зарождения многочисленного потомства. Творец же научных публикаций тем живее и тем более значим в обществе, чем больше произведёт нежизнеспособных публикаций!

Есть авторы лишь двух-трёх десятков статей — это просто недоразумения в науке. Прилично же иметь в среднем возрасте на порядок больше публикаций: несколько сотен.

Но уважение и почёт — тем гениям и титанам, у кого количество статей — ещё на порядок выше, т.е. исчисляется тысячами. И хотя, нарождённые в спешке и суете, эти тысячи ещё менее живучи, чем обычно, мы восторгаемся целеустремлённостью и неукротимой волей их создателей — чемпионов уникального вида спорта, каковым является производство научных статей.

Фото: 

http://ru.freeimages.com/photo/ (свободный доступ),  

http://medbook.ru/ 

Закрыть

Уважаемый пользователь!

Мы обновляем наш интернет-магазин и временно закрыли возможность приема заказа. Вы по прежнему можете просматривать каталог наших книг, авторов и пользоваться прочими сервисами.
Вы можете оформить заказ по телефонам: +7-916-147-16-34 для юридических лиц, +7-495-231-42-74 для физических лиц в рабочее время (понедельник - пятница, с 09:30 до 17:30).
Приносим извинения за временные неудобства.