22 ноября в Москве в рамках Всероссийской научно-практической конференции с международным участием по реабилитационным технологиям будущего состоялось беспрецедентное событие — открытие инновационного тренировочного зала, который разработан и создан научной группой академика РАН Константина Лядова совместно с российскими инженерами для комплексной реабилитации пациентов с тяжелыми двигательными нарушениями после инсульта, черепно-мозговой и спинномозговой травмы.

«Умный зал ФПР» имитирует реальную жизненную среду. Он оснащен специально сконструированным оборудованием: системой динамической разгрузки веса, тренажерами с биологической обратной связью, устройствами для эрготерапии и системой виртуальной реальности. В зале будут проходить тренировки по принципиально новой, не имеющей аналогов в мире, технологии функционально-пространственной реабилитации (ФПР).





Открытие «Умного зала ФПР» состоялось в рамках научно-практической конференции «Стимуляция. Баланс-контроль. БОС: реабилитационные технологии будущего и настоящего», где приняли участие более 200 специалистов по медицинской реабилитации со всей страны.

Участники конференции обсудили итоги внедрения в Москве и регионах России еще одной инновации, также разработанной научной группой академика РАН Константина Лядова при технической поддержке отечественного производителя «Орторент» — технологии дистанционно-контролируемой реабилитации (ДКР).

О развитии ДКР в столице России рассказали представители Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы. Специалисты Минздрава России прокомментируют работу Федерального фонда ОМС по включению дистанционно-контролируемой реабилитации в систему обязательного медицинского страхования. Руководители лечебно-профилактических учреждений Ивановской, Владимирской и Пермской областей, а также Республики Татарстан выступили с докладами о том, как развиваются пилотные проекты по внедрению ДКР в этих регионах.

Почти как дома

«Люди постоянно совершают множество разных действий, даже не задумываясь об этом. Но то, что большинство делают автоматически, пациенты с ограниченной мобильностью и нарушенной координацией движений сделать не могут ввиду перенесенного заболевания, а наша методика позволяет вернуть их к полноценной жизни, что далеко не всегда обеспечивает традиционный подход», — рассказывает Константин Лядов.

Занятия с пациентами в «Умном зале ФПР», который представляет собой высокотехнологичный мультимодальный программно-аппаратный комплекс, уже начались. Здесь создана особая симулированная среда для решения самых необходимых бытовых задач, которые возникают в квартире, на улице, в магазине, будь то самообслуживание на кухне, подъем по лестнице или эскалатору, поход за покупками, поездка на общественном транспорте, вождение автомобиля. Мультимодальность подразумевает разностороннее воздействие на организм пациента, разные режимы работы и возможность усложнения задач.





Создание технологии ФПР началось около четырех лет назад. Сейчас готова вся методологическая основа и материально-техническая база, метод опробован на практике.

Синергия реального и виртуального

«Умный зал» оснащен специальными техническими средствами и конструкциями. Основную часть из них по заказу врачей разработали инженеры одной из московских производственных компаний, это же предприятие выпустило необходимое оборудование. В том числе тренажеры с биологической обратной связью, позволяющие пациенту видеть, правильно ли он выполняет действия, а инструктору получать информацию об эффективности проводимого тренинга; различные устройства для эрготерапии, чтобы человек мог заново учиться ухаживать за собой и обслуживать себя; специально сконструированные муляжи и реальные предметы повседневного обихода; в зале есть даже кухня, почти как настоящая.

Воссоздать бытовые ситуации в «Умном зале ФПР» помогает система виртуальной реальности — программа написана специально для этого проекта. Пациент видит объекты на экране, выполняет компьютерные задания, слышит звуки города или торгового зала магазина. При этом научная группа Константина Лядова сделала ставку именно на сочетание реальных и виртуальных объектов.

"Как показывает наш опыт, зачастую на компьютере пациент выполняет задание правильно, а в реальной жизни теряется, поэтому нужно брать в руки вещи и пользоваться ими», — поясняет профессор.





Безопасность прежде всего

По всему периметру зала на потолке вмонтирована система подвесов для фиксации и динамической разгрузки массы тела пациента. Подвес защищает от падения, чрезмерной нагрузки и позволяет включать в работу как здоровые, так и пораженные конечности. К тому же подвесы позволяют человеку заниматься самостоятельно. Инструктор не подстраховывает пациента, а только извне контролирует безопасность и методологию проведения тренировки.

«Все технические решения собраны в единый комплекс, и потолочные подвесы задают траекторию «круговой» тренировки, — говорит Константин Лядов. — Например, чтобы сходить в магазин, нужно сначала выбрать одежду — кому-то и это трудно при тяжелых нарушениях, потом одеться, взять нужные вещи, выйти на улицу, сесть в троллейбус или в автомобиль, доехать до магазина, сделать покупки и вернуться домой. Если пациент делает все правильно, мы постепенно усложняем задачу».

Оборудование подобрано с учетом разных видов нагрузки. Когда инструктор видит, что пациент устал от заданий, требующих умственного напряжения, он может переключить его на разработку утерянных двигательных функций, и мозг получает возможность отдохнуть.





Все сразу, а не одно за другим

Прежде чем зародилась концепция ФПР, специалисты научной группы Константина Лядова проанализировали состояние более 1000 пациентов, которые вернулись домой после лечения и реабилитации в стационаре. Врачи интересовались их деятельностью, социальной адаптацией, выясняли мнения родственников, соцработников. И пришли к выводу, что нужно менять подход к реабилитационной помощи при двигательных нарушениях.

«В нейрореабилитации обычно ведется коррекция двух групп расстройств. Во-первых, двигательных, включая восстановление мышечной силы, активности, мышечно-суставного чувства, необходимого для координации движений. Во-вторых, когнитивных расстройств — это внимание, речь, способность и скорость принятия решений, — разъясняет профессор. — Но в стандартных программах, как правило, ходьбу тренируют отдельно, функции руки — отдельно, также отдельно разрабатывается речь, отдельно — занятия с психологом, отдельно — развитие бытовых навыков. В результате вместо восстановления естественного физиологического механизма обратной связи формируется неестественный механизм контроля за требуемым действием».





Наглядный пример: традиционный метод восстановления ходьбы. На занятии инструктор обычно советует пациенту внимательно следить за тем, куда и как он ставит ногу. Для облегчения задачи может использоваться разметка на полу или специальная программа на беговой дорожке — пациент сосредоточен на них. Для подстраховки инструктор поддерживает его. И даже если человек научился ходить довольно уверенно, начинает доминировать зрительный и мыслительный контроль за походкой, а естественный механизм мышечно-суставного чувства не восстанавливается. И, выйдя из стационара, пациент по привычке внимательно следит за ногами, а любое отвлекающее событие — неожиданный шум машины или вопрос со стороны — может привести к неустойчивости, вплоть до падения.

«Два-три подобных негативных эпизода, и он уже не хочет выходить из дома, падает самооценка, начинается депрессия, а все наработанные в процессе реабилитации навыки утрачиваются, — говорит академик. — Еще больше человека с двигательными нарушениями пугает общественный транспорт, двери которого могут резко закрыться, и метрополитен с эскалатором, на который страшно войти, не говоря уже о походе в магазин — это же целая история со множеством неизвестных».





Реабилитация по-новому

Программа в «Умном зале ФПР» восстанавливает не отдельные функции или навыки — она рассчитана на реконструкцию повседневной активности пациента с учетом его жизненных потребностей и предпочтений.

«Условия многозадачности, самостоятельность, ощущение безопасности, особым образом организованное пространство — все это стимулирует одновременное включения разных функций, чтобы восстановить нейронные связи, нарушенные в мозге после травмы или инсульта, и сформировать новые, — резюмирует Константин Лядов. — Такой подход позволяет вывести пациентов на качественно более высокий уровень восстановления. Гораздо быстрей увеличивается двигательная активность, легче происходит социализация и возвращение к полноценной жизни».

Тренировочное занятие может длиться от получаса до полутора часов, в зависимости от степени тяжести нарушений у пациента. Также с учетом степени выраженности нарушений продолжительность курса может варьироваться от двух недель до нескольких месяцев тренировок. При этом ФПР является полноценной программой, которую можно встраивать в любой реабилитационный комплекс для пациентов разных нозологических групп с тяжелыми нарушениями после заболеваний и травм.





Инновационная технология уже привлекла внимание российских экспертов в области реабилитации — специалистов Минздрава России, Главного медицинского управления Управления делами Президента РФ, реабилитологов Пермского края и ряда других регионов нашей страны. Рассматривается возможность увеличения количества «Умных залов ФПР» для повышения доступности высокотехнологичной формы помощи пациентам с тяжелым двигательным дефицитом.

«Хотелось бы ещё»

Владимир Яковлевич перенес инсульт четыре года назад. С тех пор он неоднократно проходил реабилитацию в самых разных лечебных центрах Москвы. Он вспоминает, что поначалу не мог разговаривать, а передвигаться получалось только со специальной тростью по два-три шага в час.

В «умном» зале он занимается второй раз, и такого рода тренировки ему очень нравятся. Вот он разогревает завтрак в микроволновой печи. «Постарайтесь разогнуть палец и открыть печку», — мягко, но настойчиво предлагает Екатерина Барановская, инструктор ЛФК. Вот он старается совладать с завтраком, самостоятельно орудует ложкой и вилкой.





Вот будто бы отправляется в магазин. Выходит из дома, садится в автобус. На дисплее видно движущуюся картинку пейзажа за окном, а автоматический голос командует: оплатите проезд, возьмитесь за поручень, приготовьтесь к выходу.

Вот заходит в супермаркет. Берет тележку (вместо этого нужно опустить металлический поручень). Накладывает в висящую на плече сумку настоящие продукты с полки — хлеб, сахар, печенье, гречку. «Оплатите покупку», — командует голос. Пациент послушно прикладывает к электронному табло магнитную каточку.

Владимир Яковлевич справляется со всеми заданиями, и инструктора, наблюдающие за ним из операторской, дружно аплодируют. По лицу пациента расплывается счастливая улыбка.

Сегодня на выполнение заданий ушло девять минут. Постепенно задачи будут усложняться, а время сокращаться. Именно так происходит реабилитация. Важно здесь всё — умение самостоятельно совершить покупки, объяснить свои действия и даже сходить в туалет. Пациенты всегда очень переживают именно по этому поводу, боясь, что станут беспомощными, как дети. Именно поэтому в зале ФПР предусмотрена даже имитация санузла с автоматически регулируемой высотой, чтобы пациенты могли нарабатывать навыки самообслуживания в быту.

Владимир Яковлевич — инвалид второй группы, и проходит реабилитацию совершенно бесплатно. Его 21-дневное пребывание в клинической больнице оплачивается по программе правительства Москвы. Сюда входят занятия на тренажерах, ЛФК, массаж, занятия с нейролингвистами и нейропсихологами. Состояние пациента улучшается на глазах. «Мне всё нравится, — признаётся он. — И хотелось бы ещё».





Впервые в мире

Генеральный директор ООО «Орторент» Олег Великов рассказывает, что изначально они специализировались на продаже импортного медицинского оборудования. Потом появились свои идеи, решили пытаться их внедрять.

Однажды пришли к Константину Лядову, чтобы посоветоваться об одной из своих новых разработок, а он тут же предложил им реализовать эту задумку. Так «Орторент» и научная группа академика Лядова стали соисполнителями уникального проекта, аналога которому в мире нет.

«Этот зал — конструктор, — подчеркивает Константин Лядов. — Он идеально воспроизводит возможности социальной ориентации пациента на местности. Здесь можно выполнять огромное количество научных работ, наблюдать, как пациент спотыкается, как держит продуктивный диалог, видеть его динамику. А самое главное — это неисчерпаемые возможности для создания новых и новых конструкций, приспособленных под конкретные нужды того или иного пациента. Это, по сути, новая интегральная система реабилитации».



Перспективы комплекса, по убеждению академика Лядова, колоссальны, и об этом уже сказала министр здравоохранения В.И. Скворцова, которой он был продемонстрирован. По её словам, такие модульные конструкции необходимо иметь во всех лечебно-реабилитационных учреждениях нашей страны. Ведь это открывает принципиально новые возможности в восстановлении пациентов. Причём, в отличие от обычных методик реабилитации, которые эффективны только вскоре после перенесенного инсульта или травмы, здесь временной показатель не играет определяющей роли. Такие тренировки полезны на любом этапе — как через месяц, так и через многие годы после острого периода заболевания.

Наталия Лескова

Фото Андрея Афанасьева