15 февраля в ТАСС состоялся брифинг, приуроченный к Международному дню детской онкологии.

О новых методах диагностики и лечения, достижениях и инновациях, развитии технологий в лечении детей с онкологическими заболеваниями в России, а также преемственности в работе между онкологическими центрами для детей и взрослых на федеральном и региональном уровнях рассказали директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава РФ Елена Байбарина, а также ведущие детские онкологи России — главный внештатный детский онколог Минздрава РФ, заместитель директора по научной работе «Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н.Н. Блохина» академик РАН Владимир Поляков, директор НИИ детской онкологии и гематологии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России д.м.н. Андрей Рябов и заместители директора по научной и лечебной работе «Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н.Н. Блохина» д.м.н. Георгий Менткевич.



По словам Елены Байбариной, детская онкология переживает счастливые времена, и сакраментальная фраза «рак не приговор» наполняется всё более позитивным смыслом. «От имени министра здравоохранения РФ В.И. Скворцовой благодарю специалистов, которые помогают решать проблемы детской онкологии — онкологов, гематологов, педиатров, специалистов по лучевой диагностике, всех тех, кто каждодневно делает это важное дело, — сказала Елена Байбарина. — Без их титанических усилий сегодняшние несомненные достижения были бы невозможны».

Около 3,5 тысяч российских детей ежегодно заболевает раком, и это, вполне возможно, заниженная цифра. При этом сегодня выживаемость достигла 80 процентов, — цифра, о которой еще 15–20 лет назад и помыслить было нельзя. «Наша задача сегодня — повысить доступность и качество оказания помощи детям, заболевших раком, — подчеркнула Елена Байбарина. — Быстрое совершенствование науки, появление новых персонифицированных методов диагностики и лечения, таргетная терапия — всё это мы должны довести до конкретных пациентов, которые в этом нуждаются».

Сегодня в России существуют два ведущих детских онкологических учреждения — это НИИ детской онкологии и гематологии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России и Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева. С руководством обоих институтов существует тесное взаимодействие, налажена возможность телемедицинских консультаций, когда из любой районной или областной больницы детские врачи могут связаться с ведущими детскими онкологами и получить необходимую консультацию, а если нужно — направить ребенка на лечение в Москву. «Сегодня не существует таких методов лечения, которые в нашей стране отсутствуют», — сказала Елена Байбарина.

«Сегодня мы стремимся внедрить единую электронную систему регистрации всех детей, больных раком, — подчеркнул академик РАН Владимир Поляков. — Это даст возможность держать под контролем всех маленьких пациентов с разными формами опухолей по стране, отслеживать динамику и вырабатывать оптимальный способ лечения».


Владимир Поляков

По словам Владимира Полякова, сегодня такой системы пока нет. По его данным, гемобластозы, куда входят все виды лейкозов, составляют порядка 45 процентов детской онкологии, опухоли с органными принадлежностями и опухоли центральной нервной системы — это 55 процентов от общего количества. Из гемобластозов существенно преобладает острый лейкоз, как правило, лимфобластный (65%) по сравнению с миелоидным (2%), и очень редко (в отличие от взрослых) встречаются хронические формы лейкозов (3%). Среди поражений лимфатических узлов часто встречаются лимфосаркома (неходжкинская лимфома) (около 20%) и лимфогранулематоз (болезнь Ходжкина) (10%).

Среди злокачественных опухолей различных органов и тканей наиболее часто диагностируются опухоли центральной нервной системы (около 20%), реже — почек (нефробластома) (8%), костей и мягких тканей (7%), глаз (3,5%). Крайне редко встречаются «типичные» опухоли взрослых — рак желудка, кишечника, молочной железы и др.

Такая статистика касается всего мира, а не только нашей страны. России свойственны некоторые генетические отличия и предрасположенности, однако назвать их существенными нельзя.

«Когда я начинал работать в этой области, а это было очень давно, выживаемость при детском раке была не более 20 процентов, — поделился воспоминанием академик Поляков. — Рак считался фатальным заболеванием, от которого спастись было практически невозможно. Сейчас ситуация в корне изменилась. Появились новые, высокоэффективные химиопрепараты. А надо сказать, дети, в отличие от взрослых, обладают высокой чувствительностью к химиотерапии. При некоторых формах рака мы достигли пятилетней выживаемости в 92–96 %, и это очень хороший результат. Хотя есть и трудно излечимые формы рака, и здесь мы должны развивать новые виды лечения — такие как ядерная медицина, кибер- и гамма-нож, протонная терапия и другие. Сдаваться ни в коем случае нельзя».

Владимир Поляков напомнил, что система детской онкологии в стране существенно отличается от взрослой. Если для взрослых пациентов по всей стране существует разветвленная сеть онкодиспансеров, то таких учреждений для детей действует всего лишь восемь. Остальные проблемы с детской онкологией решаются на базе областных или краевых больниц, сегодня оборудованных таким образом, что провести быструю и качественную диагностику не составляет труда. Там же возможно пройти хирургическое и химиотерапевтическое лечение, однако там нет ядерной или лучевой терапии, которыми обладают лишь федеральные центры. «Получить направление на эти виды лечения сегодня несложно, если это необходимо», — считает Владимир Поляков.

По мнению ведущих детских онкологов, главная проблема этой специальности сегодня — дефицит кадров. Детская онкология — по-прежнему мало востребованная специальность. Существует устойчивое мнение, что это трудноизлечимые заболевания, работать с которыми тяжело физически и морально. Именно поэтому молодые люди неохотно идут в онкологию, хотя успехи этой науки во всем мире сегодня очевидны, и чем больше молодых, энергичных специалистов будет появляться в этой сфере, тем более интенсивно она будет развиваться.


Андрей Рябов

Андрей Рябов, директор НИИ детской онкологии и гематологии РОНЦ им. Блохина, напомнил о том, что специализированная помощь детям с онкологическими заболеваниями начала организовываться в нашей стране в 60-х годах этого века. В январе 1962 года было открыто первое детское онкологическое отделение на базе 1-й детской городской клинической больницы (Морозовской) г. Москвы (зав. отд. — к.м.н. Л.А. Дурнов), и это отделение впоследствии переросло в институт, сегодня возглавляемый профессором Рябовым.

«Конечно, у детского рака существуют проблемы, — подчеркнул Андрей Рябов. — Они связаны с недофинансированием, с недостаточной приближенностью высокотехнологичной помощи к регионам, с недостатком квалифицированных кадров, однако мы должны все эти проблемы решать. Надо, в частности, распределить возможности и полномочия между региональными онкологическими центрами с тем, чтобы оказывать помощь пациентам наиболее эффективно».

По словам Андрея Рябова, сотрудники института, который он возглавляет, с большим пониманием и сочувствием относится ко всем маленьким пациентам и их родителям. Всех, кто приезжает в НИИ, принимают непосредственно в день обращения, даже если на руках нет направления и справки 057у, которую, как правило, требуют во всех медицинских учреждениях. До 30 тысяч пациентов в год обращаются за консультацией, и никому из них не отказывают, всех принимают и дают дальнейшие рекомендации, утверждает Андрей Рябов.

Большое внимание уделяется также строительству новых корпусов, где значительную площадь будет занимать отделение трансплантации костного мозга. Заместители директора по научной и лечебной работе НМИЦ им. Н.Н. Блохина д.м.н. Георгий Менткевич отметил, что количество родственных трансплантаций в последние годы существенно выросло, что помогает спасти сотни детских жизней. По существующим сегодня законам, родственная трансплантация не является медицинской услугой и не оплачивается ни из бюджета, ни из частных фондов, поэтому искать для этого деньги не нужно. «В регистр доноров костного мозга мы обращаемся только в одном случае — если ребенок сирота», — подчеркнул Георгий Менткевич.


Георгий Менткевич

Кроме того, НИИ детской онкологии и гематологии активно сотрудничает с благотворительным фондом Константина Хабенского и «Настенька». В обоих случаях учредители фондов в результате онкозаболеваний потеряли своих близких. Теперь во многом смыслом их жизни стала борьба с раком, помощь конкретным пациентом. «Благодаря фонду Хабенского мы можем не только оплатить операцию конкретному ребенку, но и заниматься молекулярно-генетическими исследованиями, отправлять на научные международные конференции и учебную практику наших докторов, где они получают бесценные знания, — рассказал Георгий Менткевич. — В результате сегодня мы научились излечивать до 70 процентов опухолей центральной нервной системы, которые раньше считались неизлечимыми».

Трансплантации костного мозга в детской онкологии привели также к развитию дендритных вакцин и других новых технологий. «При этом мы не должны забывать о тех 20 процентах детей, которых вылечить пока не удается, — подчеркнул Георгий Менткевич. — Каждый раз это оборванная детская жизнь, страшная трагедия в семье». По его словам, химиотерапия сегодня достигла своего потолка, и мы столкнулись с ситуацией, когда дальше наращивать её дозы невозможно. Необходимо искать новые методы, комбинировать их. Это может быть сочетание трансплантации с химиотерапией, иммунотерапия — создание индивидуальных вакцин против рака из клетки опухоли больного. Во всех этих направлениях идёт большая научная работа.

«К сожалению, не всех детей мы можем сегодня спасти, но это не значит, что им нельзя помочь, — подчеркнула Елена Байбарина. — Развивается паллиативная помощь, патронажные службы, когда медицинские работники могут круглосуточно обезболивать пациентов, оказывать им всю необходимую помощь. Ни сами дети, ни их родители ни в коем случае не должны чувствовать себя брошенными на произвол судьбы, они должны знать, что в любой ситуации для них сделают всё возможное».

Наталия Лескова

Фото автора