Почему во всём мире растёт количество интерстициальных заболеваний лёгких? Беседа с профессором Томасом Гейзером

– Профессор, вы один из ведущих в мире специалистов по диагностике и лечению интерстициальных заболеваний легких (ИЗЛ). Расскажите, пожалуйста, что такое идиопатический легочный фиброз (ИЛФ)?

– Интерстициальные заболевания легких — это преимущественно хронические заболевания лёгочной ткани, проявляющиеся воспалением и нарушением структуры альвеолярных стенок, эндотелия лёгочных капилляров, перивазальных и перилимфатических тканей. Характерным симптомом интерстициальных заболеваний лёгких является одышка, являющаяся отражением лёгочной недостаточности. Большинство интерстициальных заболеваний лёгких приводят к тяжелому осложнению в виде пневмофиброза, или лёгочного фиброза. Это очень тяжелая и опасная патология, приводящая к шрамированию лёгких из-за того, что происходит множество микроповреждений. Это постепенно приводит к уменьшению объема лёгких и невозможности дышать полноценно.

– Легко ли поставить данный диагноз? Какой основной метод диагностики позволяет заподозрить ИЛФ?

– Эту патологию определить достаточно сложно, поскольку основным симптомом, который её сопровождает, является одышка. Однако одышка может быть вызвана также сердечной недостаточностью и другими проблемами. Поэтому терапевту, к которому обратились по этому поводу, очень важно иметь в виду вероятность фиброза легких, и такому пациенту необходимо провести соответствующие исследования –такие как томография, бронхоскопия или рентгенологическое исследование, где лёгкое рассматривается в укрупненном масштабе.

– Какие люди могут оказаться в группе риска?

– Факторов риска может быть несколько. Это пожилые люди, чаще мужчины в возрасте от 60 лет. Курение является важным провоцирующим фактором. Но об этимологии заболевания мы знаем далеко не всё. В ряде случаев мы не можем точно сказать, почему оно возникло именно у этого человека. Бывает, что причины патологии чисто биологические или генетические.

– Каков прогноз у пациента с лёгочным фиброзом без соответствующего лечения?

– Выживаемость примерно 50 процентов. Болезнь может прогрессировать в течение 2-4 лет. Мы обычно выделяем две группы пациентов: первая – те, у кого развитие болезни идет очень быстро, вторая – чуть медленнее.

– От чего зависит столь разное течение болезни?

– Это разные типы пациентов. И в данном случае лечение очень важно, поскольку в противном случае прогноз неблагоприятен.

– Какие существуют современные виды терапии лёгочного фиброза?

– Препарат Эсбриет (пирфенидон) является наиболее современным и исследованным препаратом. На сегодня это единственный препарат, который существенно замедляет развитие болезни. Существует также реабилитация – в том числе кислородная терапия, специальная гимнастика. В случае, если пациент не реагирует на существующие виды лечения, ему рекомендуют трансплантацию лёгкого.

– Какая максимальная продолжительность жизни у пациентов, получающих антифибротическую терапию?

– Главное достижение состоит в том, что регулярное применение этого препарата позволяет снизить шанс обострений, опасное тем, что постепенно оно приводит к снижению функции лёгкого. Мы стабилизируем пациента, и болезнь существенно замедляется. В ряде случаев такие пациенты могут жить до старости, не ощущая своей болезни. Но, к сожалению, мы не можем дать точного прогноза, как каждый конкретный пациент будет отвечать на это лечение. Реакции остаются индивидуальными.

– Насколько успех лечения зависит от ранней диагностики?

– Зависит напрямую. Как и при большинстве тяжелых хронических заболеваний, крайне важно вовремя различить недуг. Надо также сознавать, что способ лечения существует, мы можем продлить пациенту жизнь и повысить её качество. Знание об этом значительно повышает оптимизм пациентов и врачей, поэтому мы озабочены тем, чтобы информированность общества в целом росла. Сегодня этой патологией занимаются значительно больше, чем несколько лет назад. Мы наблюдаем серьезные шаги вперед.

– Однако полностью вылечить это заболевание нельзя? Если я верно понимаю, речь идет о достижении устойчивой ремиссии?

– Да, это так. Хотя исследования ведутся, и надежд мы не теряем.

– Это заболевание всегда существовало в истории человечества или сейчас прогрессирует? Если да – по каким причинам?

– Это сложный, но очень интересный вопрос. Мы не можем сказать точно, существовало ли оно всегда, поскольку таких исследований не велось. Однако сейчас мы можем наблюдать постоянное увеличение новых случаев лёгочного фиброза. При этом пока не знаем, связано ли это только с его прогрессированием в мире или с улучшением диагностики. Скорее всего, имеют место обе причины. Мы знаем наверняка, что огромную отрицательную роль здесь играет курение, которое вошло в привычку примерно с середины 50-х годов прошлого века, и за эти годы успело пагубно сказаться на здоровье человечества – как активное, так и пассивное.

– Но ведь заболевают не только курильщики?

– Да, конечно. Это многофакторное заболевание. Однако курение остаётся фактором риска. Не только для этого, но и для множества других заболеваний дыхательной системы и других систем и органов. Есть также группы риска, связанные с профессиональной деятельностью, – это шахтеры, люди, работающие с обработкой древесины и так далее.

– А неблагоприятная наследственность?

– Это также важный фактор риска. Выявлена мутация, влияющая на возникновение заболевания. Мы наблюдаем целые семьи, все члены которых страдают этим заболеванием. В ряде случаев оно передаётся из поколения в поколение.

– Если говорить не только о такой тяжелой патологии, как лёгочный фиброз, но и вообще о заболеваниях дыхательной системы, какие из них лидируют в современном мире и почему?

– Конечно, самыми распространёнными сегодня проблемами являются такие как хроническая обструктивная болезнь лёгких, рак лёгкого, туберкулёз, подчас принимающие форму эпидемии. Многие из этих заболеваний географически обусловлены. Например, ХОБЛ часто страдают африканские и индийские женщины, постоянно готовящие пищу на открытом огне. Любого рода воздействие на лёгкие может привести к таким последствиям.

– Существуют ли превентивные меры и средства профилактики этих заболеваний? Какие шаги, помимо отказа от курения или отдыха на курортах Швейцарии, должен предпринять человек, чтобы не заболеть?

– Меры обычные, как при большинстве заболеваний – здоровый образ жизни, бережное отношение к своему здоровью. Не курить никогда и ни при каких обстоятельствах, не утешать себя мыслью, что одна-две сигаретки никакого вреда не принесут. Это не так. Если ваша работа заставляет дышать недостаточно чистым воздухом, защищать дыхательные пути с помощью масок и марлевых повязок. Чаще бывать на свежем воздухе, совершать длительные пешие прогулки в парках. Вести активный образ жизни.

– Как вы считаете, на что надо обратить внимание российской общественности, чтобы наши граждане меньше заболевали дыхательными недугами?

– В первую очередь, на сокращение количества вредных выбросов в атмосферу, на защиту прав своих граждан, которые не должны жить и работать в условиях, угрожающих их здоровью и безопасности. Необходимо проводить максимальное количество мероприятий по очищению воздуха, фильтрации его от вредных выхлопов и промышленных выбросов, что, я знаю, у вас случается, и это имеет самые неприятные последствия. Это, конечно, касается не только России, но и всех стран.

– Как вы оцениваете уровень исследований в этих областях в нашей стране? Знакомы ли вы с академиком А.Г. Чучалиным – главным пульмонологом Минздрава РФ?

– Лично мы не знакомы, хотя работы профессора Чучалина мне, конечно, известны, и я оцениваю их чрезвычайно высоко. Я считаю, что обмен опытом, совместные работы с учеными из других стран чрезвычайно важны для достижения хороших результатов в лечении наших пациентов. Я рад, что оказался в России, уверен, что наш диалог будет весьма полезен.

– Какие страны, на ваш взгляд, лидируют в диагностике и лечении этих заболеваний?

– Существуют страны более или менее благополучные в этом отношении, однако многие страны вносят сегодня вклад в международное медицинское движение. Но не все. Африка, например, не участвует в этом движении, потому что у них есть болезни, для них более актуальные – скажем, ВИЧ или туберкулез.

– Как вы думаете, удастся ли нам когда-нибудь полностью победить эти заболевания, пользуясь методами генной инженерии, путем тотального отказа от курения, решения экологических проблем?

– Я надеюсь на это. Для этого делаются большие шаги и наблюдается немалый прогресс. Если такое движение вперед будет продолжаться, я думаю, у человечества есть неплохой шанс полностью победить эти заболевания. Инструменты для этого у нас имеются. Однако сейчас нам важно распространить уже имеющиеся методы лечения по всему миру, сделать такое лечение доступным для всех нуждающихся.

– Кто вас пригласил в Москву, с какой целью и каковы ваши впечатления?

– Я прибыл в Москву по приглашению российско-швейцарского Форума с тем, чтобы прочесть лекции в рамках проходящего в Сеченовском университете биомедицинского конгресса. К сожалению, визит в Москву был кратким и в основном ограничился чтением лекций, но этого мне хватило, чтобы понять, какой красивый город Москва и какие замечательные здесь живут люди.

– Вам не показалось, что в России плохой воздух или много курят?

– Я мало видел Россию, чтобы делать такие выводы, однако мне показалось, что на улице дышится достаточно легко, и я ни разу не увидел курящих, что очень порадовало. Отказ от курения – важнейший шаг к осознанию ценности нашей жизни и сохранения здоровья.

Беседу вела Наталия Лескова.

Фото автора.

Источник: Medbook