Беседа с ведущим мировым экспертом в области пульмонологии, академиком А.Г. Чучалиным о влиянии изменений климата на наше здоровье и самочувствие

Масштабные лесные пожары и разрушительные наводнения, аномальная жара или непривычный для лета холод – все эти природно-погодные катаклизмы сказываются на нашем здоровье и самочувствии. В связи с этим появилась новая медицинская наука – кризисная климатология, которая призвана подсказать врачам и пациентам, какие меры важно предпринять в той или иной ситуации, чтобы максимально снизить риск нашему здоровью. Об этом мы беседуем с академиком РАН Александром Григорьевичем Чучалиным, одним из ведущих мировых пульмонологов, вице-президентом ЮНЕСКО по вопросам биоэтики.


Академик А.Г. Чучалин

– Александр Григорьевич, почему необходимость создания такой науки возникла лишь сейчас? Ведь пожары и наводнения были всегда.

– Но сейчас эти катаклизмы приобретают всё больший масштаб, и это наносит существенный вред не только экономике или экологии, но и здоровью населения. Мы не будем говорить об экономике, политике, экосистемах – только о медицинском аспекте проблемы. По данным Всемирной Организации здравоохранения каждый год в мире умирает около 57 миллионов человек. И вот совсем недавно на сайте ВОЗ опубликованы ТОП-10 причин смертей в человеческой популяции. Их делят на две большие группы: инфекционные заболевания (такие как грипп или пневмония) и неинфекционные. Наибольший удельный вес приходится как раз на неинфекционные – это патологии сердечно-сосудистой системы (в первую очередь инфаркты и инсульты), онкология, диабет и так далее. Третью строчку в этом печальном списке занимают органы дыхания. Это серьезный вызов здравоохранению, который демонстрирует важность понимания проблем легочного здоровья, которые у нас явно недооценены.

В связи с этой статистикой определяются факторы риска. К ним относятся, скажем, курение, избыточный вес и так далее. Но лето нынешнего года предельно остро поставило проблему изменения климата и других неблагоприятных факторов окружающей среды с точки зрения их влияния на здоровье населения.

Большая группа авторов провела очень серьезную математическую работу с большими данными, и на основании этих современных технологий был проведен анализ такой корреляции в 652 городах мира. В этом исследовании приняли участие страны Западной Европы, США, Канада и Китай. Надо сказать, Китай очень много делает в этом направлении. Именно под эгидой китайских ученых была сделана эта научная работа, чего не скажешь, к сожалению, о нашей стране.

– В чём же суть этой работы?

– Главный акцент там сделан на исследование так называемых поллютантов – частиц, которые активно загрязняют окружающую среду. Был поставлен вопрос: являются ли эти частицы факторами риска в увеличении смертности от неинфекционных заболеваний? Ответ, разумеется, положительный. Но есть и принципиально новые данные.


Дело в том, что все поллютанты делятся на две группы: так называемые респираторные частицы размером порядка 10 микрон и частицы, приближающиеся к нано. Их размеры 2,5 микрон, поэтому их называют нанро-поллютанты. Их особенность в том, что они проникают в дыхательные пути, а человек их не чувствует – в отличие от более крупных респираторных частиц, вызывающих чихание и кашель. Это ни что иное, как попытка избавиться от этих частиц. В данном же случае предотвратить проникновение в нижние отделы дыхательных путей невозможно. Система защиты не реагирует, и они беспрепятственно проникают в легкие, достигают альвеол и запускают болезнетворный процесс.

  • Эта масштабная работа показала, что именно загрязнение окружающей среды является агрессивным фактором риска в развитии заболеваний, входящих в список десяти лидирующих причин смертности на планете.

– Какими же возможностями располагает врач, чтобы облегчить страдания человека?

– На страницах ведущих научных мировых журналов поднята тема, связанная с тем, как вести себя врачу в условиях растущего влияния кризисного климата на состояние здоровья человека. Установлено, что в течение двух дней, когда происходят такие агрессивные изменения внешней среды, приблизительно на 0,6-0,8 процентов увеличивается смертность, связанная с воздействием этих поллютантов. Это очень большая цифра, которая заставляет серьезно задуматься над проблемой.

– Это мировая проблема, но ведь она коснулась и нашей страны. Наши ученые и врачи что-то делают в этом направлении?


Во время встречи Брежнева и Никсона в Москве, 1980 год. 

– Да, ведется немалая организационная и просветительская работа. Несколько слов об истории проблемы. Первое мировое соглашение по защите окружающей среды было сделано Ричардом Никсоном и Леонидом Брежневым во время встречи на высшем уровне в Москве в начале 80-х годов прошлого века. Тогда впервые в истории был подписан документ исторического плана о том, что экологии как важнейшему фактору здоровья человека надо уделять большое внимание. Есть данные, что в середине 20-х годов прошлого века будущий президент США проживал в небольшом городе Дегтярск под Свердловском, где его родители на рудном месторождении, а он им помогал. Уже став президентом, он вернулся на Урал, посетил Первоуральск и Дегтярск и даже произнес перед рабочими пламенную речь, призвав их к «миру во всём мире». Видимо, всё это прочно осело в его памяти.


Во время визита Ричарда Никсона на Урал. 

Главы наших государств, несмотря на все сложности взаимоотношений, были провидцами, потому что вскоре стали происходить большие изменения в экологическом равновесии планете, и тогдашний президент Академии наук СССР Г.И. Марчук создал специальную научную группу по изучению влияния климата на здоровье человека. Наши математики под руководством Гурия Ивановича проделали большую аналитическую работу и стали первыми учеными в мире, представившими математические модели о влиянии климата на человека. Но, к сожалению, практического развития всё это не получило.


Академик Г.И. Марчук

– Все мы хорошо помним лето 2010 год, когда стояла страшная жара, горели торфяники, а люди задыхались от этого смрада. Насколько сильно всё это сказалось на нашем здоровье?

– Тогда мы организовали в Москве, на Тверском бульваре специальный медицинский пост по измерению уровня выдыхаемого угарного газа у людей, которые просто шли мимо. Мы меряли у всех подряд. И я ужаснулся полученным результатам. В норме человек выделяет угарный газ в очень маленькой концентрации – примерно 2 РРM. А мы тогда меряли такие цифры, как 15, 20, а у некоторых 30 и выше. Это очень высокие, токсические дозы, угрожающие жизни и здоровью человека. Мы вызывали им скорую помощь и экстренно госпитализировали.

Надо сказать, тогдашний мэр города Юрий Лужков мгновенно прислушался к нашему совету и открыл кабинеты, где люди, особенно пожилые, имели возможность ингалировать кислород, который в этом случае является основным лекарством. Опыт, который мы тогда накопили в Москве, помог нам в дальнейшем поставить диагностику: обязательно измерять угарный газ в выдыхаемом воздухе, обязательно проверять насыщение кислородом тканей организма (так называемая пульсоксиметрия). Эти два параметра заставляли принимать решение, как человеку в подобных ситуациях помочь. Часть из этих людей госпитализировали, части стали давать лекарственные средства, и таким образом мы отработали алгоритм диагностики и лечения.

– То есть, все эти люди выздоровели?

– К сожалению, всё не так просто. Мы стали следить, как складывались события в сентябре и октябре 2010 года. В первую очередь, как я уже сказал, органом-мишенью являются дыхательные пути. Человек дышит газовыми поллютантами, органы дыхания не могут защитить организм в полной мере, и заканчивается всё тем, что примерно через две-три недели среди населения стало катастрофически расти воспаление легких. Это был самый высокий период потока пневмонии по Москве.

А ноябрь и декабрь ознаменовались резким подъемом количества людей с нарушениями мозгового кровообращения и инфарктами миокарда. Первоначальной причиной этих грозных патологий стали те же поллютанты: второй удар получают сосуды, и наступает следующая фаза осложнений, которая затрагивает процесс тромбообразования, приводящий к сердечно-сосудистым поражениям. 2010 год, таким образом, привел к качественным изменениям в здоровье человека.

– Но давайте перенесемся в нынешнее лето 2019 года. В Москве и средней полосе было дождливо и холодно, а в Сибири пылали пожары. Что нам ждать осенью и зимой?

– Особенно опасны, конечно, пожары. Приведу пример Красноярска, который в полной мере затронула эта беда. Крупнейшая краевая и все районные больницы летом были переполнены больными с точно такими же симптомами, как и девять лет назад в Москве и Подмосковье. Мы видели типичную картину острого отравления угарным газом со всеми последующими рисками.


Лесные пожары 2019 года в Красноярском крае

Как в этой ситуации должен быть подготовлен врач? Если человек имеет какую-то хроническую болезнь – например, артериальную гипертензию, сердечную недостаточность или астму, то ясно, что подобный погодно-климатический режим резко усугубляют течение болезни. Врачи должны вносить коррекцию: назначать лекарства, которые принимаются как диуретики (мочегонные), регулировать аритмические эпизоды, контролировать состояние дыхательных путей и так далее. Всё это – новое поведение врача в условиях климатического кризиса. И это необходимо, чтобы эффективно защитить здоровье человека.

– Какие ещё проблемы таит в себе аномальная жара?

– Жара способствует развитию тяжелых форм анемии, связанных с нарушением кроветворения. Погибают эритроциты, идет окислительный стресс, образуются свободные радикалы, и человек может заболеть так называемой гемолитической анемией.


Так выглядит прибор по измерению уровня угарного газа в выдыхаемом воздухе 

Надо сказать, я внимательно слежу за литературой, слушаю лекции, много читаю. И я поражен тому факту, какой огромный вклад русские писатели, ученые, философы внесли в разработку этой проблемы. Я имею в виду в первую очередь Николая Бердяева, который написал замечательные книги, где рассуждал о предназначении, самосознании человека, о философии свободы. Он выдвигает этику на высокий уровень самосознания человека. Этика – это наука о человеке, о том, как он живет, какой у него уровень совести и насколько он внутренне свободен.


Русский философ Николай Бердяев

У нас в русском языке есть только одно значение слова «свобода», а, например, в английском их существенно больше, и каждое имеет свой важный смысловой оттенок. Freedom, liberty, Latitude, unrestraint, autonomie… Так вот, последнее значение – это внутренняя свобода человека, его способность принимать ответственные решения. Об этом размышлял Достоевский, глубоко проникший в природу зла. Он пришел к мысли, что зло можно преодолеть, лишь только если человек станет внутренне свободным.

– Свобода как осознанная необходимость. Но при чем тут поллютанты?

– Связь прямая. Проблемы кризисного климата можно решать, только если те, кто принимает решения, станут свободными именно в этом смысле слова. Касается это и самих пациентов, которые должны быть осведомлены о проблемах и ответственно подходить к их решению. В этом смысле показателен пример США, где сейчас активно обсуждаются проблемы участившихся стихийных бедствий – ураганов и цунами, уносящих многие жизни. Общество сотрясается от этих проблем. И президент США никуда не полетел, он остался в стране, чтобы быть вместе со своим народом в этой непростой ситуации. Мобилизуются все силы – в том числе, в области здравоохранения. Америка в данном случае демонстрирует высокую степень свободы в решимости защитить своих граждан.

– У нас не так?

– Не всегда так. Мы пытались организовать в городах Сибири такую же работу, как в Москве летом 2010 года, но очень важно понять: если нет поддержки со стороны региональных властей, ничего сделать нельзя. Альянс врачей и власти для того, чтобы защитить человека, предельно важен.

– То есть, свобода в этом смысле – это принятие правильных решение во благо своих граждан?

– Да. Я написал программу по биоэтике, и там есть раздел, посвященный этическому мышлению. Это очень важно для врача. Есть клиническое мышление – то, как мы ставим диагнозы, а есть этическое. Эти два типа мышления должны непременно сочетаться, поскольку информированное согласие больного очень важно в нашей деятельности, причем оно должно быть не формальным, а реальным, чтобы человек понимал, от чего и как его лечат, и почему это важно. И это тоже вопрос свободы и обоюдной ответственности больного и врача. Без такого сотрудничества ничего не получится. Больной имеет такие же обязанности, как и врач.

– Александр Григорьевич, сказываются ли на здоровье людей другие изменения погоды и климата? Скажем, нынешнее лето в Москве, да и во всей средней полосе было очень холодным и дождливым. Это вредно или нет?

– Есть научные данные, как большие осадки влияют на легочное здоровье населения. В частности, такие данные приводятся по Лондону, известного своим влажным, туманным климатом. Там наблюдают хроническую обструктивную болезнь легких (ХОБЛ), которая часто обостряется в такую погоду. Не полезен холодный, дождливый режим аллергикам, астматикам, людям с частными ОРВИ и другими проблемами.

Кроме того, отсутствие солнечного света летом мешает выработке жизненно важного витамина Д, а также таких незаменимых гормонов как мелатонин (гормон сна) и дофамин (гормон бодрствования, его ещё называют гормоном счастья). При нехватке солнца может наблюдаться неправильное соотношение этих гормонов, и люди начинают чувствовать повышенную утомляемость, разбитость, их тревожит ночная бессонница и дневная сонливость, развивается синдром хронической усталости, депрессия. Дефицит этих веществ приводит к сбоям в работе иммунной, эндокринной, сердечно-сосудистой и репродуктивной системы.


Академик А.Г. Чучалин

Вообще, если задаться вопросом, как организм человека обеспечен витамином Д, то выяснится, что более 90 процентов нашего населения страдает от его дефицита. Особенно это касается детей и женщин в определенный период, поэтому они более склонны к развитию остеопороза (хрупкости костей) и различным сосудистым проблемам.


Низкая концентрация витамина Д имеет прямое отношение к развитию онкологических заболеваний, а также сахарного диабета второго типа. Он ассоциирован и с бронхолегочными заболеваниями, поскольку здесь задействованы процессы тканевого метаболизма. Конечно, всё это не означает, что нужно загорать под солнцем или в солярии до потери пульса. Все хорошо в меру. Излишний ультрафиолет тоже вредит нашему здоровью, повышая риск развития рака кожи.

– Жара – плохо, холод тоже… Что делать простому смертному, чтобы избежать всех этих проблем? Мы же не можем повлиять на климат.

– В период таких природных кризов, если у человека нет возможности уехать в регион с более благоприятными погодно-климатическими условиями, ему необходимо соблюдать меры предосторожности. В периоды аномальной жары или холода реже выходить на улицу, вентилировать помещение, контролировать уровень артериального давления. Обязательно взаимодействовать с врачом, чтобы он оценил, насколько эти изменения влияют на его здоровье. В этот период бывает необходимо назначение врачом специальных средств – так называемых донаторов сульфигидрильных групп. Это средства, обладающие мощной антиоксидантной защитой. Люди, пережившие такие катаклизмы, как наши сибиряки нынешним летом, должны обязательно привиться от гриппа и пневмококковой инфекции, поскольку они уже находятся в группе риска по гриппу и другим заболеваниям дыхательных путей. Да и всем остальным такая вакцинация не повредит. Иными словами, наша задача – научиться управлять своим внутренним климатом. А врачам – бесконечно объяснять, убеждать пациента вести правильный образ жизни, не избегать контакта с врачом, выполнять его рекомендации.

Беседу вела Наталия Лескова.

Источник: Medbook

Закрыть

Уважаемый пользователь!

Мы обновляем наш интернет-магазин и временно закрыли возможность приема заказа. Вы по прежнему можете просматривать каталог наших книг, авторов и пользоваться прочими сервисами.
Вы можете оформить заказ по телефонам: +7-916-147-16-34 для юридических лиц, +7-495-231-42-74 для физических лиц в рабочее время (понедельник - пятница, с 09:30 до 17:30).
Приносим извинения за временные неудобства.