Беседа с президентом Российского респираторного общества, создателем отечественной пульмонологической Школы, академиком РАН А.Г. Чучалиным

– Александр Григорьевич, эпидемия обнажила множество проблем нашего здравоохранения. В частности, переболевшие коронавирусом сталкиваются с новыми осложнениями. Что с этим делать?

– Сейчас очень остро встает проблема постпандемического периода. Дело в том, что в процессе этого заболевания страдают далеко не только легкие. Это и сердце, и печень, и почки, и центральная нервная система. В этом смысле полезно вспомнить работы нашего выдающегося психиатра Владимира Михайловича Бехтерева. У него есть важный раздел, где он затрагивает вопросы психической эпидемии как социального феномена. Он пишет о том, что такие эпидемии случаются, как правило, после окончания эпидемий как таковых. Известны, например, холерные бунты. То, что сейчас происходит в мире, в частности, в США, очень напоминает этот процесс.

– С чем это связано?

– Китайские врачи приводят интересные данные о нарушении когнитивных функций у огромной части населения всего мира, которые проявляются наиболее остро в тех регионах, которые пандемия затронула глубже всего. Поведенческие реакции человека как социальный феномен выходят сейчас на первый план. Китайские специалисты приводят такую цифру: из десяти человек у трех-четырех наблюдаются такие нарушения. Давайте сопоставим то, о чем говорил Бехтерев, и современную ситуацию. Мне они представляются сходными. Мы начинаем выходить из эпидемии, и одновременно входим в эпидемию психическую со всеми её характерными признаками – такими как депрессия, истощение, глубокая астения, нарушения памяти и работоспособности. Китайцы даже сравнивают эти состояния с тем, что наблюдали военные врачи в Афганистане и в Ираке. Это так называемый посттравматический синдром – последствия тяжелой психотравмы, которое испытало общество, и сейчас выходит из этого состояния очень тяжело, расплачиваясь за социальное напряжение различными негативными последствиями. Наше, российское общество тоже вступает в полосу проблем психического здоровья.

– Но ведь далеко не только психические проблемы сейчас встают на передний план.

Да, во время этой пандемии обострились многие хронические заболевания у наших пациентов – в том числе, онкологические, поскольку люди не всегда могли получать специализированную помощь вовремя и в нужном объеме. Буквально сегодня я встречался с главным онкологом Минздрава академиком Андреем Дмитриевичем Каприным, мы обсуждали эти проблемы. Скажем, в стране эпидемия, а человеку нужно проводить химиотерапию. Что тут делать? Или, например, у беременной женщины развилась вирусная пневмония. Как это повлияло на ход беременности, какой ребенок появился на свет? Это тоже вопрос, на который ответа пока нет. Их огромное количество, и новые возникают каждый день. Это требует создания некоего федерального Центра, где бы мы могли сформировать новые лечебные и диагностические подходы в сложные периоды.

– Но вернемся к вашей «родной» пульмонологии. Рентгенологи сообщают о том, что даже у выздоровевших пациентов наблюдаются грубые фиброзные изменения легочной ткани. С этим можно что-то сделать или нет?

– На самом деле те изменения легочной ткани, которые мы наблюдаем при COVID-19, – это не пневмонии, а пневмониты с диффузным поражением альвеол и выпадением большого количества фибринов. Действительно, в этих случаях часто развиваются фиброзы легочной ткани, которые могут определяться рентгенологически и через месяц, и через три после начала заболевания. Но паниковать из-за этого не стоит. Когда была пандемия гриппа в 2009 году, мы тоже наблюдали грубые фиброзные изменения легочной ткани, когда альвеолярная ткань замещается соединительной, рубцовой. Тогда мы были в растерянности и не знали, как к этому отнестись. Потом выяснилось, что выздоровление проходит в несколько этапов. Сначала нормализуется температура, потом – лабораторные и иммунологические показатели, и человека считают здоровым. Но это не совсем так. Рентгенологические изменения могут наблюдаться еще какое-то время. Это довольно длительный, но обратимый процесс. Как правило, в течение 3-6 месяцев эти изменения претерпевают обратное развитие, и всё нормализуется.

– Можно ли что-то сделать, чтобы ускорить этот процесс?

– Это правильный вопрос – как помочь своим легким, как ускорить регенерацию? Регенерация, или восстановление легочной структуры требует обязательного приема трех витаминов – А, Е и Д3. Это витамины с антиоксидантными свойствами, обладающие противовоспалительной активностью. Комплексный прием этих витаминов способствует восстановлению легочной структуры. Как правило, сюда рекомендуют добавлять прием Омега-3 полиненасыщенных жирных кислот. По этому поводу в мире была большая научная дискуссия. Ученые из Денвера провели масштабное исследование (правда, не на COVID, а на другой патологии) и доказали, что это нужно обязательно.


Академик РАН А.Г. Чучалин

Второе: легкие – тот орган, которому нужно обязательно давать нагрузку. Если сердце надо щадить, то легкие надо тренировать. Для реабилитации необходимы дозированные нагрузки – гимнастика, длительная ходьба, причем эти нагрузки надо наращивать.

– До каких значений?

– Нет каких-то универсальных рекомендаций. Нельзя сказать, что надо пройти 10 или 15 тысяч шагов. Все это индивидуально. Не стоит переутомляться, но и слишком желать себя – тоже. Конечно, нужно избегать городского воздуха. Лучше всего проходить реабилитации за городом, на даче, там, где чистый, свежий воздух.

Для тех, кто столкнулся с этой проблемой, надо делать определенные исследования – это обязательный рентген-контроль через каждые 3-6 месяцев, исследования функции дыхания и сатурации крови кислородом. Для этого есть специальный прибор – пульсоксиметр, сегодня доступный даже в домашних условиях. Если все эти показания не будут возвращаться к норме, необходимо обращаться к врачам.

– А что могут сделать врачи в этом случае?

– Повторюсь, что таких случаев будет немного. Но если регенерация легких не произошла, существуют специализированные методики и препараты, которые могут применяться только в условиях стационара. Очень важно провести качественную диагностику и понять, что представляют собой эти изменения. Чаще всего это происходит не в тех случаях, когда поражены только легкие, а в тех случаях, когда болезнь захватила и другие органы – особенно важна тут печень. Когда есть легочно-печеночный синдром, болезнь протекает тяжело. Во всех случаях, вопрос поставлен, точного ответа на него пока нет. Это новая медицина, которая столкнулась с новой болезнью, вызванной новым возбудителем. Проявления этой болезни во многом нам еще неизвестны. Но надо приложить ум, чтобы всё это понять и научиться действовать правильно.

– Не могу не спросить о курении. Пишут, что курильщики болеют реже и легче. Так ли это?

– Это не соответствует действительности. Особенно опасны вейпы и электронные сигареты. Легочная проблема значительно обострилась с развитием этих современных методов курения. Иногда табачные компании специально поддерживают такие информационные вбросы. Уверен: за всеми публикациями такого рода стоят интересы компаний-производителей табака. Курение всегда резко снижает местный, или мукозальный иммунитет, и когда это накладывается на инфекционный процесс, в результате которого легкое теряет возможности регенерации, удар получается двойной.

– А может быть, курение играет роль иммунодепрессанта, подавляющего цитокиновый шторм?

– Не думаю. Но считаю, что эту информацию надо запросить у Минздрава и ДЗМ. Пусть опубликуют официальные данные о том, сколько тяжело переболевших и умерших было среди курильщиков и, наоборот, некурящих, Сейчас такой статистики у нас нет. Но мои личные наблюдения говорят о том, что курильщики болеют более тяжело.

– Какие средства могут быть эффективными для профилактики COVID-19?

– Об этом уже много раз говорилось, могу лишь повторить – это личная гигиена, тщательное мытье рук, дистанцирование, отказ от тесных людских контактов. Ничего лучше придумать пока не удалось.

– А как вы относитесь к тому, что уже 6 июня на Красной площади открывается масштабная книжная ярмарка, где предполагается собрать до тысячи человек одномоментно?

– Отрицательно. Я считаю, что такое мероприятие преждевременно. Соблюдать нужную дистанцию на таком мероприятии будет непросто. Вот у нас говорят про полтора метра. А я сегодня прослушал лекцию китайского коллеги, который провел исследование и выяснил, что капельки, несущие вирусные частицы при чихании и кашле, распространяются на расстояние до восьми метров. Трансмиссия вирусных частиц размером меньше микрона происходит и сквозь маску. Возможно ли соблюдение такого расстояния на Красной площади? Сомневаюсь. Поэтому я не рекомендую посещение таких мероприятий.

Беседу вела Наталия Лескова.

Источник: Medbook

Закрыть

Уважаемый пользователь!

Мы обновляем наш интернет-магазин и временно закрыли возможность приема заказа. Вы по прежнему можете просматривать каталог наших книг, авторов и пользоваться прочими сервисами.
Вы можете оформить заказ по телефонам: +7-916-147-16-34 для юридических лиц, +7-495-231-42-74 для физических лиц в рабочее время (понедельник - пятница, с 09:30 до 17:30).
Приносим извинения за временные неудобства.