Как давно вы были в музее? По-моему, туда надо ходить почаще. Во всяком случае, я посещаю музеи регулярно и, между прочим, везде стараюсь фотографировать экспонаты. Вот так я забираю часть экспозиции себе на память, при этом не наношу ущерба музею.

Удивительно, но далеко не в каждом столичном музее разрешено фотографировать или снимать на видео. А почему? Кто-то наложил свою собственническую лапу на музейную экспозицию? Кто-то «поглавнее всех»? Боятся, что иначе мало кто придёт, если всюду в Интернете будут фотоснимки их экспонатов? А не придут — значит, не купят билет… В четырехэтажном Музее-театре Сальвадора Дали (г. Фигерас, Испания), в Археологическом музее на острове Крит, в Музее азиатского искусства на Корфу (Греция), в Collegium Maius (самое старое здание Ягеллонского университета в Кракове), в Фармацевтическом музее Кракова и т.д. — снимай, сколько хочешь. Но в Москве за фото- и видеосъемку просят денег или же совсем запрещают снимать. (Впрочем, не везде.)

Люблю музеи, где мало посетителей: никто не вылезает между тобой и музейным артефактом, никто не шумит и не отвлекает тебя от твоих раздумий. И никто не мешает фотографировать… Даже если запрещено фотографировать — стараюсь фотографировать.

Недавно зашёл в Музей книги Российской государственной библиотеки (бывшая Ленинская). Музей работает с 1983 года, а я до сих пор там не был. Милое дело: музей работает до 20:00, а вход свободный. Несложно забрести сюда после работы. Оставляешь куртку внизу в гардеробе, поднимаешься по лестнице на 4-й этаж, и вот перед тобой редчайшие предметы книжного мира.

У входа табличка: фотосъёмка запрещена. «Правда, что ли?» — спрашиваю у молодого охранника. Он кивает: правда. «А как же вас прославить?! Как я смогу о вас рассказать в своём блоге?» Он явно удивляется: не ожидал такого вопроса. «Там, — машет рукой вглубь зала, — спросите у сотрудницы». Дескать, а я ни за что отвечать не желаю. Уже хорошо: сотрудницу постараюсь уговорить.

С сотрудницей мы немного поговорили… об украинском языке: просто к слову пришлось. (У меня в школе была пятёрка по украинской литературе.) И больше никто не замечал моего то и дело щёлкающего смартфона.

И сегодня мне хочется просто поделиться с вами своей добычей. Перед вами экспонаты замечательного Музея книги Ленинской библиотеки (всем рекомендую туда сходить). Должен предупредить, что снимки сделаны в экстремальных световых условиях: в полумраке, через стекло, в котором иногда отражались либо сам фотограф, либо светильники под потолком музея.

 


Рукописная книга художника


Автограф А.С. Пушкина

Вот, например, рукописная книжка художника: Л. Савельева «Море» (бумага, шариковая ручка). Если тебя не хотят издавать «официально», почему бы не сделать несколько таких рукописных книжечек и раздать друзьям? Получится милый подарок. А там, глядишь, и в музей попадёт.

Дарственная надпись Пушкина на, видимо, только что вышедшей 5-й главе «Евгения Онегина». Кому? «Сомову». (Только это слово легко разобрать в летящем почерке гения.). Кто такой Сомов? Google нам в помощь. Читаем: Орест Михайлович Сомов (1793–1833), украинский русскоязычный литературный критик, писатель и журналист. Автор повестей «Юродивый», «Русалка», «Кикимора», «Оборотень», «Киевские ведьмы»… (сразу захотелось это почитать). Вместе с А. Дельвигом О. Сомов издавал альманах «Северные цветы»… Теперь можно понять и первые два слова пушкинского автографа: «Оресту Михайловичу».

 

 


А.С. Пушкин. Стихотворения, неизданные в России

Пушкин всегда интересен. Вот сборник его стихов… почему-то рваный. Издание 1908 года: А.С. Пушкин. Стихотворения, неизданные в России (М.: Издательство А.И. Маслова, 118 с.) Между прочим, не так-то просто найти НОРМАЛЬНЫЙ сборник стихов или, к примеру, нецензурированных писем Пушкина, скажу я вам… В эту книжку входят сочинения, запрещённые цензурой при жизни поэта: некоторые эпиграммы, «Гаврилиада», «Царь Никита»… Издатель надеялся, что во время Первой русской революции (1905–1907) это пропустят. Но нет, постановлением Совета министров весь тираж был пущен под нож. Владельцу типографии А. Поплавскому удалось утаить ОДИН экземпляр из числа уже разрезанных. Книга попала в коллекцию знаменитого библиофила и коллекционера Н. Смирнова-Сокольского, а в 1974 г. была приобретена Ленинской библиотекой и теперь демонстрируется в Музее книги.

«Новеллы» Мигеля де Сервантеса (Барселона, Орбис, 1933), напечатанные на листах из тонкого среза коры пробкового дуба (с целью рекламы качества пробки). Текст и иллюстрации расположены на одной стороне листа. Тираж 200 экземпляров. У меня хватило терпения, чтобы перевести первую фразу на открытой странице: «Кажется, для цыган и цыганок мир существует лишь для того, чтобы воровать…» (не знаю, как перевели эту фразу маститые переводчики).

 


Новеллы Сервантеса


Шесть книг в одном переплёте

 

А вот 6 книг (!) в ОДНОМ четырехстороннем переплёте: три молитвенника, выдержки из Евангелия, 52 духовные песни, христианский календарь (Франкфурт, XVI век).

«Biblia pauperum», «Библия бедных», 40 листов. Напечатана в Нидерландах в 1460–1470 гг. Собрание сцен и рассказов из Священной истории в изображениях, с краткими объяснениями. Цельногравированное ксилографическое издание, которое предназначалось для мирян и малоимущих представителей духовенства.

 


Библия бедных

…В тот день в зале Музея книги проходила мини-выставка «Каляки-маляки»: надписи читателей в печатной книге (из фондов библиотеки). Конечно, малевать в книжках нехорошо… но как, иногда, интересно разгадывать потом эти значки на полях и даже между строк (!), если, например, книга досталась тебе по наследству или ты купил её в букинистическом магазине!

 

 


Латинская грамматика в пользу российского юношества


Рисунок на форзаце

Вот «Латинская грамматика в пользу российского юношества», издана в Москве в 1798 г. Автор — Н.Н. Бантыш-Каменский. С пометками пользователя и с забавным рисунком на форзаце книги. С этим экземпляром явно работали: мы видим на первой же странице какую-то вспомогательную таблицу, понятную, очевидно, только владельцу этого тома или специалистам. (Тут вспомнилось, что мы в школьные годы любили рисовать именно на форзацах. Это были рисунки: гитары, лохматые головы рок-музыкантов… Чаще же просто писали «The Beatles», «Rolling Stones» и т.п.)

 


Вольтер "Белый бык"


"Городской или деревенский садовник"

 

На последней странице книги Вольтера «Белый бык» (Санкт-Петербург, 1809) кто-то нарисовал… что-то вроде рогатой лошадки (это белый бык?). Выше мы можем разобрать несколько слов: «белый бык» и «Амазида» (Первые слова этого сочинения: «Юная принцесса Амазида, дочь царя Амазиса, правившего Танисом египетским, прогуливалась по дороге на Пелузу в окружении своих придворных дам…») Кто-то дочитал до слова «КОНЕЦЪ» и задумался. А рука сама стала чертить на свободном пространстве страницы эти каракули…

«Городской или деревенский садовник, или Наставление, по которому всякий хозяин сам может разводить новые сады и старые приводить в порядок и совершенство без помощи садовника», Москва, 1780. Перевёл с немецкого Никита Рахманов (издание третье). Рядом с титульным листом кто-то выписал таблицу знаков Зодиака; наверно, на них ориентируется автор книги.

 


«Ветхий завет. Книга премудрости Иисуса»

Присмотритесь: вот как тщательно можно работать с книгой, вот сколько мыслей она может родить… «Ветхий завет. Книга премудрости Иисуса», Санкт-Петербург, 1859. Читателя переполняли эмоции, рука сама тянулась к перу. Читатель записывал свои размышления и комментарии между строк книги — густо, щедро… Теперь это музейный экспонат.

А вот замечательная «Похвала глупости» («Похвальное слово Глупости») Эразма Роттердамского, которая не менее интересна и сегодня, хотя написана в 1509 году. Об этой книге мне довелось узнать ещё в подростковом возрасте, потому что попала мне в руки великолепная приключенческая повесть Д. Триза «Холмы Варны». Главные герои повести — ученики Эразма Роттердамского и не менее знаменитого книгопечатника Альда Мануция.

 


Э. Роттердамский "Похвала Глупости"


Страница книги Эразма Роттердамского

Цитата из книги:

Плотнее закутавшись в черную, подбитую мехом мантию, маленький голландец протянул руки к пылающему камину. Как и подобало ученому мужу, он говорил по-латыни, и Алан обиженно ответил на том же языке:

– Но разве не следует защищать истину, высокочтимый Эразм?

– Конечно, следует, юноша, но не мечом, а пером. И не хмуря гневно брови, а с улыбкой. Рази их глупость смехом! Ты читал мою последнюю книгу?

– «Похвалу глупости»? Кто же в Европе не читал ее, учитель?

Перед нами факсимильное воспроизведение экземпляра «Похвалы глупости», изданного в Базеле в 1515 г. и принадлежавшего другу автора Освальду Микониусу (1488–1552), швейцарскому педагогу и богослову. Неизвестно, как этот экземпляр попал в руки к художнику Гансу Гольбейну Младшему (1497–1543), но он сделал на её полях рисунки пером. Рисунки так украсили трактат Эразма, что потом «Похвалу глупости» часто издавали именно с ними. В конце концов книга попала в Базельский публичный музей. В 1931 году выпустили для коллекционеров точно такую же книгу, как в Базеле. Тираж — 750 нумерованных экземпляров. Перед нами на стеллаже экземпляр №258.

Я люблю иногда процитировать «Похвалу Глупости», если к слову придётся. Например:

«Настолько всё, созданное природой, выше всего, подделанного искусством!»

Или:

«…что бы ни вышло у женщины с дураком, хотя бы самое последнее дело, его легко объяснить как игру и шутку, ибо неистощим на выдумки этот пол, когда надо бывает скрыть свои шашни».

«В глупости женщины — высшее блаженство мужчины».

А особенно часто вспоминаю вот это:

«Блаженны государства, в которых философы повелевают либо властители философствуют».

Но вернёмся в музей…

 


Книга Андрея Везалия

Врач вряд ли пройдёт мимо этой книги. Андрей Везалий (1514–1564) «О строении человеческого тела» («De humani corporis fabrica libri septem», 1543, Базель). Это первое издание основного труда знаменитого анатома и врача эпохи Возрождения. Книга написана в Падуе, но напечатана в Базеле у печатника И. Опорина. Памятник типографского искусства XVI века. Рисунки под наблюдением автора выполнены в Италии учеником Тициана И.С. Калькаром и гравированы на дереве Н. Стопием. О качестве иллюстраций можно судить по этой странице (к сожалению, в стекле отразился свет от фонаря под потолком музея).

 


Шкатулка «Человек, читающий в ванной»

Немного расслабимся. Вот забавная вещица: шкатулка «Человек, читающий в ванной», Европа, начало XX века. Фарфор, надглазурная роспись.

 


Стихи М.Ю. Лермонтова


П. Федотов "Свежий кавалер"

Пафосного финала у моего рассказа не будет. Вместо этого хочу показать вам великолепный экспонат музея — сборник стихотворений М. Лермонтова (СПб., 1842 г.). Книга сначала принадлежала критику В. Белинскому, потом писателю И. Тургеневу… Почему же она выглядит так, словно её спасли из деревенского сортира? Пояснение читаем на форзаце (писал следующий владелец остатков книги, который подписался С.М.). Оказывается, некая «хорошенькая девица» в 1875 году попросила у него книгу для чтения, а потом… ВЫРВАЛА ПЕРВЫЕ СТРАНИЦЫ, не пощадив и портрет автора. Зачем? Использовала бумагу ДЛЯ ЗАВИВКИ ПАПИЛЬОТОК! (примерно так, как это сделал «свежий кавалер» — персонаж знаменитой картины Павла Федотова). «Отнял книгу и выругал её по-извозчичьи», — написал С.М. В Музей книги РГБ этот экземпляр попал от литературоведа, специалист по творчеству М.Ю. Лермонтова Ираклия Андроникова.

 


Кабинет библиофила

…Едва входим в музей (и напоследок — когда выходим) — видим уютный уголок старого дома: «кабинет библиофила» примерно конца XIX века (реконструкция). То, о чём сегодня может только мечтать читающий человек: письменный стол, кресла, кушетка, шкафы с хорошими книгами… И огромные напольные часы — должно быть, чтобы не засиживаться тут до скончания века, помнить о времени…